.RU

«белый рыцарь» – «черный борон» – «милый петруша» - страница 2


40, молодые тоже молодцы. Природных казаков мало, и тонус полка к армейской регулярной жизни казачий – и армейский дух хороший. Думаю, что с таким полком можно делать дела.

К сожалению, хозяйственная часть в хаотическом состоянии – пришлось с места уже убрать заведующего хозяйством (предложил перевестись в другую часть). Настоял на назначении комиссии для приёма полка, и та распутывается в дебрях. С утра до вечера сижу в канцелярии или брожу по обозу и т.д., но дела ещё много, думаю, ежели дадут постоять всё же недели через две распутаю и […] – много уже сделано. Быть может, на несколько дней попаду к Вам для хлопот по делам полка – жду возвращения Краснова, когда вернётся. Не понимаю, отчего Ты сомневаешься в возможности попасть в [Первый летучий] отряд [Добровольцев] Кр.[асного] Кр.[еста]. Я в разговоре с Потаповым41 и с Тиной поставил вопрос так, что Ты и моторы неразрывно связаны. Прошу Тебя только оформить Твоё назначение в летучку, дабы это не имело вида «гастролей». Письмо, Тебе написанное Тиной до […] единоличной рук – с полком работают всё время студенты […], которые мне сами выражали недоумение от […]. Письмо это написано от имени [Первого летучего] отряда [Добровольцев Красного Креста]. Всё же, говоря откровенно, думаю, что первое время с этой стервой надо держать ухо востро. […] Скучать не торопись, подлечись, поживи с детьми и приезжай, здесь пока дела нет абсолютно. Я […] занят по горло и Тебя почти не буду видеть. Другое дело - недели через две-три – […].

Петруша.


20 Ноября [1915 г.]. [Автограф, чернила.]

Дорогая моя КисКис,

Прошу, кажется, шестой или седьмой раз, посылаю и по почте, и оказией, неужели Ты не получаешь моих писем? Ты меня просто завалила вкусными вещами, временно попридержи посылки, а то некуда девать. Столуюсь я в общем собрании, куда и передаю присылаемые Тобою вещи, кроме вина и сладкого, которые держу у себя. Кормят недурно, и я не голодаю. Неужели Ты не получила моего первого письма с описанием первых впечатлений и характеристикой ближайших помощников? Полк в отношении офицеров очень мне нравится, […] регулярно, забайкальцев среди офицеров мало. Дух прекрасный и думаю, что с таким элементом можно работать хорошо. В хозяйственном отношении дела очень запутаны, теперь понемногу всё приходит в порядок, к 15-му Дек[аб]рю надеюсь, полк будет одет и обут, ибо большая часть вещей уже получена, за остальной посланы приемщики. По делам полка придется съездить ненадолго в Москву и Вязьму (где у меня тыловой склад) и в Питер, о чем уже говорил с Крымовым. Не тороплюсь, ибо сперва здесь все налажу, а к Вам постараюсь попасть к Праздникам, чтобы провести их с моими дорогими.

Повидай Тину непременно, она 25-го или 26-го едет в Питер и остановится, вероятно, у матери на Таврической ул. С летучкой [Добровольцев Красного Креста] мы друзья, и не далее как вчера получил записку заведующего (некто прапорщик Сурин42) приехать к ним праздновать именины сестры и полугодовой юбилей [Первого летучего] отряда [Добровольцев Красного Креста]. Я в охранении, и принужден был, к сожалению, отказаться. Ведётся дело по жалобе на коллективный бедлам Тины и студентов (старший у них, по-видимому, Сурин). Твой приезд подразумевается самим собой, и более разговоров не возбуждается. 27-го отхожу, вероятно, в резерв и хочу, наконец, отслужить молебен, священника в полку у меня нет и до сего времени не удалось служить, но раз время будет […].

Пришли резиновых настремянников […], а то ноги мёрзнут […].

Петруша.


21 Ноября [1915 г.] [Автограф, чернила.]

^ Дорогая моя КисКис,

Прошу, кажется, шестой или седьмой раз, посылаю и по почте, и оказией, неужели Ты не получаешь моих писем? Ты меня просто завалила вкусными вещами, временно попридержи посылки, а то некуда девать. Столуюсь я в общем собрании, куда и передаю присылаемые Тобою вещи, кроме вина и сладкого, которые держу у себя. Кормят недурно, и я не голодаю. Неужели Ты не получила моего первого письма с описанием первых впечатлений и характеристикой ближайших помощников?

Петруша.


[Автограф, чернила.]

Ее высокородию Баронессе Ольге Михайловне Врангель,

^ Петроград, Ново-Исаакиевская улица, № 26,

Казармы Конной Гвардии.

5 Декабря [1915 г.]

Дорогая моя КисКис!

Спасибо за посылку, присланную с Готовским43, которую получил вчера. Эти дни занимались мирными делами – готовилась к параду по случаю приезда походного атамана – Бориса Владимировича44. Сегодня парад состоялся, и я щегольнул тем, что офицеры полка вышли на чистопородных лошадях (еще закваска со времен Павлова). После парада завтракали в […] В.[еликого] К.[нязя]. Сегодня еду на четыре дня в охранение. Полк с каждым днем приводится в порядок и пополняется необходимым, скоро оборудуюсь совсем. Очень прошу Тебя попросить Мэри написать Борису, чтобы сообщил № приказа, каким Сергеев Семен (мой вестовой) награждается Георгиевским крестом. Все остальные документы – мои и моих людей получены.

Пока кончаю, ибо человек везущий письмо уезжает на поезде. Нежно обнимаю Тебя и деток. Да хранит Вас Бог,

Петруша.


9 Декабря [1915 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя КисКиска!

Пишу тебе с женою Маковкина, которая приехала к мужу на два дня и сегодня уезжает обратно в Питер. Я только что вернулся из охранения и не увижу ее, вероятно, ибо дел много, а вечером хочу поехать за 16 верст пообедать к Бледунскому, полк которого стоит рядом с нашей бригадой.

Я, кажется, писал Тебе о смотре В.[еликого] К.[нязя] Бориса, получил благодарность в приказе по бригаде за блестящий порядок, в котором представил полк. Все офицеры сидела на чистопородных лошадях.

12-ого Крымов производит выверку денежной отчетности полка, ликвидируя все старые грехи до моего командования – большим трудом и беспрерывной работой навёл, наконец, полный порядок, вся денежная отчетность приведена в ясность, расчеты полка с сотнями и командирами законны, пришли вещи, заказанные для полка, и мои казаки одеты с головы и до ног; лошади также пришли в порядок. Осталось лишь разобраться в полковом вкладе в г. Вязьме45, куда уже послал офицера с казаками. Около 20-го и я попаду туда, а оттуда Бог даст и к Вам. Работа идет прекрасно, все офицеры помогают мне от души. С Крымовым отношения тоже у меня отличные. Мечтаю лишь о том, чтобы попасть с полком на Юг и повоевать в тепле – у нас почти 20° мороза, не знаю, долго ли продержатся холода, но ежели долго то тогда и думать не приходится, только и мечтаешь о том, чтобы не выходить на двор.

^ Не забудь сообщать моей мамаше, когда получаешь от меня письма и что я пишу, она, бедная, все жалуется, что я её забываю.

Пока кончаю, обнимаю Тебя и деток и мечтаю, что скоро удастся прижать к сердцу мою любимую маленькую КисКуску и поцеловать.

Киндерам [транслитерация немецкого слова «дети»– А.К.] обещай, что повезём их в цирк. Да хранит Вас Господь,

Петруша.


11 Января [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя Кисинька!

По приезде в полк нашёл полную драму, после гуляния с возлиянием разыгрался крупный скандал в летучке [Первом летучем отряде Добровольцев] Красного Креста, заключившийся стрельбой из револьвера моего офицера в Командира Уссурийского полка, к счастью без ущерба для сего последнего. Офицер мой из неудачников был уже намечен мною к вышибке, но надеялся я это сделать негромко. Пришлось отдать его под суд. В полку нашёл много беспорядка, два дня мечу громы и молнии, отрешил одного из сотенных командиров от сотни. Четырём другим объявил выговоры, – одним словом вызвал панику. Теперь - затишье после бури, надолго ли – не знаю. Смены Крымов ожидает со дня на день, по слухам таковая будет 20-го. По частным сведениям, в Питер идет мой полк, официально - пока мне это не объявлено, и я этот вопрос не затрагиваю.

Послал телеграмму Павлову46, согласно уговора с ним, о моём приезде. Он собирается к нам в часть, и если Дмитрий не передумал, то ожидаю и его с Павловым. 15-го мы идём в охранение до 20-го, так что, ежели слухи оправдаются, из окопов мы сразу тронемся отдыхать. Пока здесь, в общем, тихо и положение то же, что и до моего отъезда.

Дней через 5 у Тебя будет мой оружейных мастер, с которым мне и напиши. Все эти дни был так занят, что почти не мог оставаться один. Как чувствуешь себя, моя маленькая Кис-Кис, что детки, вспоминаются ли меня или нет?

Погода у нас тёплая, оттепель и снега совсем мало. Вчера ходил на моей кобыле, которая почти поправилась, твой мерин хромает – зашибла лошадь.

Вот и все наши новости. Опять лезут с докладами и всякими вопросами. Кончаю, нежно обнимаю Тебя и деток. Да хранит Вас Господь.

Петруша.


15 января [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя, маленькая КисКис!

Спасибо за торт и изюм, которые получил вчера, и за письмо Твоё и пересланные мне Тобою от Бориса и Б[…]. Между прочим, Борис начинает письмо со слов «прежде всего, чтобы не забыть, посылаю справку о Сергееве» и опять забывает и справки не дает. Попроси Мэри написать ему – Сергеев получил Крест, а я не могу выписывать ему положенную награду – полк не получил № приказа. Крымов объявил, что в случае смены нас 3-й Донской дивизии, в С[анкт]П[етерс]б[ург] назначается мой полк. Смены ждём со дня на день, но пока ничего официально неизвестно. Послезавтра иду на четыре дня в окопы. Павлов телеграфировал – собирается в полк, о времени прихода уведомит; очень надеюсь, что с ним приедет и Дмитрий. Государь47 объезжает Армию и сегодня ночует близ нашего расположения – завтра ожидаем тревоги и смотра. Я не выхожу из драм – пришлось с болью в сердце вышибить из полка ещё двух офицеров, из коих один - выдающийся боевой офицер и прекрасный командир строевой. Причина азартная карточная игра, ныне запрещённая, и детали дела не допускали иного исхода. Впрочем всё идет как по маслу, полк уже оделся, наполнился новыми лошадьми, подчистился, одним словом в блестящем порядке, и я не нарадуюсь на моих молодцов. Письмо это посылаю Тебе с к[оманди]ром Амурского полка, который передаст Тебе и мои часы, отчего-то, без видимой причины, ставшие. Отдай их, пожалуйста, немедленно поправить и пришли, но не со случайным казаком, а с моим оружейным мастером, или кем-либо из офицеров. Прилагаемое письмо перешли Плену (запиши себе его № части на всякий случай). Его сын у меня, но пока я ещё не пишу бабушке, дабы его не извлекли, и Ты не проговорись. Что моя лошадь? Продал ли её Козину? Нажимай на него непременно. Видела ли Даватц48? Огладь его, а то он на меня очень обижен. У нас все эти дни оттепель, лишь сегодня первый день лёгкий мороз. Вот и все наши новости – очень надеюсь, что скоро опять обниму свою Киску, а пока мысленно тысячу раз целую Тебя и деток. Да хранит Вас Господь,

Петруша.


22 января [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя КисКиска,

Вчера вернулся из охранения, где провел четыре дня и, ежели произойдет ничего нового, что отстою здесь двенадцать дней. Кончаю последние недочеты в полку приводить в порядок, – почти всё уже сделал. Об отдыхе нашем что-то не слышно, хотя и ждём с минуты на минуту. Сегодня приехал ко мне Дмитрий и лежит, когда пишу, на кровати и читает газету, он будет у меня ночевать и завтра поедет обратно в полк. Позвал для него к ужину трубачей. Податель сего письма мой офицер Попов, прекрасный во всех отношениях – приласкай его. Посылаю с ним тысячу рублей, которые положи в банк, будешь копить на конец войны. Лошадь, ежели не продала, пропечатай ещё в газетах, автомобиль также.

Надо воспользоваться пока Шве[…] у Тебя продать кобылу. Позвони, пожалуйста, Дубинскому и узнай у него 1) устроил ли перевод Ивана 2) когда можно мне прислать офицера в Питер за теми 10 лошадьми, что будут отпущены г.г. офицерам из ремонтов (это другие лошади нежели те 18, что дает Конезаводство). Ответ сообщи незамедлительно, ибо на этих днях у меня едет в Москву штаб-офицер, который из Москвы может проехать в Питер к ген[ералу] Дубинскому. Затем, еще просьба – купи и пришли мне серебряные аксельбанты (Шелковые уже стали черными и не годятся в поход) – выбери подлиннее, и губку, моя совсем разлезлась (не очень большую). В Крейсберг никого постороннего не пускают, и потому, ежели нас не отведут на отдых, то по окончании дней выберу время между охранением и приеду на масленицу Тебя обнять. Крымов вторично писал Походному Атаману о необходимости для дивизии, чтобы привестись в порядок быть отведённой, но ответа ещё нет, и я боюсь, что распри между Походным Атаманом и фронтом отразятся на нас.

^ Ну, до свидания, моя маленькая дорогая Олесинька, целую Тебя и деток, да хранит Вас Бог,

Петруша.


24 Января [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя КисКиска,

Всё ждём, когда отзовут на отдых – по новым слухам в Бологое49, не знаю, правда ли. Третьего дня писал Тебе и послал 1000 рублей через своего офицера, – сегодня заходил ко мне Бледунский, обедал и сейчас слушает трубачей. С ним приехал его офицер, который едет в Питер и передаст Тебе письмо. Прилагаю две фотографии: одну для Тебя, другую передай мама. Лошадь, к сожалению, стала неправильно и поэтому вышла менее хорошо, чем в натуре. Очень прошу Тебя немедленно позвонить Дубенскому и узнать может ли мой офицер из Москвы проехать в Питер за получением десяти коней из ремонта. Офицер мой едет сегодня в Москву – пробудет там до 1-го или 2-го. Так как сюда телеграммы доходят плохо, то телеграфируй прямо ему по прилагаемому адресу. Ежели Дубенский уезжает, или дело отложено, то также уведомь его по адресу: Москва, Пятницкая 18, протоирею Восторгову50 Войсковому Старшине Маковкину. Одновременно дай знать и мне письмом или телеграммой для соответствующих распоряжений, т.е. высылка казаков для приёмки коней и т.д. Ежели будешь мне что-либо посылать, то лучше сего пришли кекса тёмного, я его очень люблю с кофе.

Пиши мне чаще, от Тебя давно ни слова. Пока кончаю, ибо сейчас Г[осударь] уезжает. Нежно обнимаю и тысячу раз целую Тебя и деток. Да хранит Вас Господь.

Петруша.


26 Января [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя КисКис,

Спасибо за присланные с казаком вещи – сейчас сижу, попивая чай с сыром. Вчера получил посылку с Савельевым и очень обрадовался кексам – только что писал тебе, прося сих выслать.

Сегодня ночью ходили с полком атаковать немцев, дабы немного обстрелять молодых казаков, да и вообще познакомиться с офицерами и людьми в боевой обстановке. Подойдя секретно к окопам, бросился на ура и, разрезавши проволоку, зашли передовую линию – захватил гранаты, оружье, много всякой дряни – халатов, от […] плащей и т.д. и одного немца «для образца» живьем. Несмотря на сильный огонь артиллерийский, бомбомётный, пулемётный и ружейный, и массу гранат бросаемых немцами, освещавшими нас с главной позиции прожекторами, потери у меня почти не было – всего 7 раненых, все - легко, из них четверо остались в строю. Малые потери благодаря внезапности удара, темноты и лихой молодости. Переполох у немцев был адский – крик, звон в гонги, адская пальба – одним словом «большая тамаша».

Очень одобряю Твой шаг продать Делонэ51 – делай это немедленно, но деньги не растрачивай, а положи на счёт в банк, а то без денег и без Делонэ останемся. Поговори с Кисляком52 – лошадь он должен продать и пусть сообщит выпускникам в Николаевское училище и Павловский корпус: 1-го февраля - выпуск. Относительно кареты - публикуй. Письмо это получишь 27-го, немедленно позвони Дубенскому – он непременно должен успокоить Ивана. Лошади, о которых я писал, не зависят от Стаховича53, это десять лошадей из ремонтов – телеграфируй Маковкину - он уедет в Москву.

Наш отход на отдых, кажется, разрешается в благоприятном смысле, но, к сожалению, нас, по-видимому, оттянут не в Питер, а в Бологое, – скучнейшая стоянка далеко и от Питера, и от Москвы, но я думаю там всё же можно найти квартиру для Тебя. Собираюсь на днях на автомобиле съездить навестить Дмитрия.

Пока кончаю, крепко обнимаю Тебя и деток. Да хранит Вас Господь. Собирался писать сегодня мам, но вот к ночи сейчас падаю от сна – напишу следующий раз.

Петруша.


12 Февраля [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя, маленькая Олесинька!

Второй день сидим здесь близ О[…]ты, завтра двигаемся дальше через Неман. Буду давать известие при первой возможности. Всё время думаю о Тебе и мучаюсь за Тебя, зная что Ты беспокоишься, моя маленькая КисКис. Напиши через батюшку нашего, которого ждем на днях, каковы Твои планы, когда выступает отряд [Добровольцев Красного Креста] и когда будет у нас.

^ Пишу несколько слов, ибо все собираются, укладываются, – шум и гам невероятные.

Не забудь дать распоряжения насчёт лошади, […] взять у Вольфа Владимира54 и колодку в магазине.

Обнимаю тысячу раз, да хранит Тебя Бог. Жду с нетерпением прихода Твоего отряда [Добровольцев Красного Креста]. Петруша.

У нас тепло, хотя и холодные ночи.


3 Марта [1916 г.]. [Автограф, чернила.]

Дорогая моя Кис-Киська,

Приехал в Печоры55, где застал квартирантов дивизии с Начальником Штаба во главе. Поместился в монастырской гостинице и три дня прождал полк – на третий получена телеграмма, что движение отменено. Поехал в С[…], но по дороге узнал, что вся дивизия стянута к Вольмару, где и ждет распоряжений, ибо как всегда у нас “orde contrordie de’sorde”. Застал полк, размещенный отвратительно, грязно и скученно, – последняя версия – через четыре дня идем к Фридрихштадт56, где поступим в стратегический резерв Куропаткина, т.е. как будто отдыхаем, а на самом деле плетемся безостановочно и неизвестно сколько. Пойдем походом в четыре-пять переходов, как будто стоят так дела – немедленно по прибытии напишу. Так как обоз ремонтируется (в предположении, что будет стоять на месте), то приходится сократить часть повозок и полушубки сдаем, заменяя их фуфайками, шинелями и […]. Сдаю и свои вещи (оставляю лишь китель, шинель, фуфайку – кожанку и бурку – так что не замерзну) – прикажи Полю спрятать подальше от моли.

Крымов мне обрадовался – без меня тут опять скандал – попались в грабеже 4 казака, преданы полевому суду и вероятно придется расстрелять – тяжело, но необходимо. Крымову предложено быть начальником Штаба Куропаткина, но он отказался, желая оставаться в строю, сегодня завтра он едет в Питер, с ним Тебе напишу еще. Сюда в вагоне ехал с Тобой, который о Тебе много расспрашивал – Твой бывший Владимирский лазаретский в Риге. Наша летучка [Добровольцев Красного Креста] стоит в самом городе Вольмаре и я из ее состава сестер не видал.

С подготовкой к переходам, как только что расположились и стали наши дела по горло,– едва нашел минутку Тебе написать. Сейчас еду в штаб дивизии, пока обнимаю[…].

Петруша.


8 Марта [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя Кис Кис,

Всё стоим, ожидая перехода, тесно и неудобно, не зная нужно ли располагаться и устраиваться основательно. По слухам, на фронте всюду бои, но, так как распутица на носу, то продолжительные операции едва ли возможны. Как только положение выправится, приму меры, чтобы (если останемся в резерве) Тебя здесь устроить, и буду Тебе телеграфировать. Вчера благодаря ужасной почве едва не покалечил своего коня, провалился на улице в наполненную снегом яму и сильно ободрал ногу, – к счастью сухожилия целы, но крови масса и несколько дней ездить на нем нельзя.

Понемногу все налаживаю, и дела надеюсь к Твоему приезду будет у меня меньше. Что делается у Вас? Какие слухи, сплетни и разговоры? Мы, как писал, ente deux chaises не знаешь, что завтра. Не устроиться, ни занятий наладить нельзя, полк разбросан, сотня от сотни на 7  8 верст. Все молодые офицеры – всего 5 лет Николаевского Училища прибыли – сегодня пишу с […] благодаря его – молодежь прекрасная во всех отношениях. Оглоблина отправил в Москву. Оттуда он повезет жену лечиться на Кавказ, жена Вакина уезжает в Сибирь, Бакшеева - тоже, и в Москве семей офицеров не остается. Ежели увидишь Вольфа – то скажи, что стоим у самого Вольмара, очень прошу его не забыть, попросить помещиков насчет охоты, – хотя, повторяю, едва ли останется долго здесь стоять, – стоянка для отдыха мало пригодная. Что слышно о Конной Гвардии, пришли ли они в Раж[…]цу? Пиши мне, моя маленькая, чаще в Питере сейчас три моих офицера, которые разновременно сюда вернутся, снабди их письмами, – о времени их выезда известно будет Александрову57.[…]

Петруша.


15 Марта [1916 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя [рисунок морды кошки – А.К.]

Дела мало и скука изрядная, занимаемся подготовлением к 17-му призднику полка, хотя до сего времени ждали ежедневно, что получим приказание передвигаться. На всякий случай надеемся, что положение наше скоро выяснится – распутица и разлив рек со дня на день, и с началом разлива, надо думать, операции на фронте замрут, и части закрепятся на местах на продолжительное время. Как только положение наше здесь выяснится, напишу Тебе, но не думаю чтобы Тебе здесь было удобно. Придется жить в г. Вольмары, (где и жили жены Леонтьева58, Готовского и Вакина) в 9 верстах от меня, жить же в штабе полка, где тесно настолько, что высморкаешься и то слышно, жить едва ли возможно. Сотни разбросаны, и 1-я стоит в усадьбе совершенно изолированно, а потому Павлов и может устроить жену у себя. Поручил и я подыскать, не найдётся ли в районе полка какого-либо хутора, куда я мог бы перенести квартиру и принять Тебя, но не знаю, будет ли это возможно. Во всяком случае обожди и, повторяю, немедленно, по выяснению обстановки, уведомлю. В Вольмаре имеется гостиница “Рига” плохая, но всё же терпимая по словам […].

Выздоровела ли маленькая? Очень прошу Тебя, на всякий случай, ежели бы мы остались здесь, попросить “Шуру” Рольфа устроить мне охоты на землях вокруг Вольмара, это здесь для меня единственное спасение от скуки, если бы пришлось долго стоять. Пусть напишет владельцам, которые же его родстввенники, и мне, дабы я знал, могу ли на него надеяться. Джону передай, что священник мой до сего времени не назначен, и я очень прошу его не забыть обещание. Мои планы попасть к 25 в полк или хотя бы в Питер едва ли осуществятся при теперешнем положении вещей. Крымов тоже до выяснения обстановки решил сидеть здесь. Все время стояли холода, сегодня первый весенний день – к сожалению, не могу и верхом ездить – обе лошади в беспорядке. Пока до свидания, не грусти, моя маленькая […].

P.S. Очень прошу купи в магазине Вольфа или Главного Штаба книжку «Молодеченская операция» (описание боев под […]) и пришли мне. […]


29 Марта [1916 г.]. [Автограф, чернила.]

Дорогая Кискис,

Как видишь, недолго оставляю Тебя без известий. Пишу с Оглоблиным, который едет в отпуск на Кавказ. Он приехал в день Твоего отъезда, где по получении моего письма ему […] Кавказским и приехал с целью просить продления отпуска для лечения и сегодня уезжает. С ним приехал и Леонтьев, […] привез […] письмо Краснова, который сам приехал в Псков и ожидается сегодня. Очень мило с его стороны было заехать с женой к детям, и зная Твоё беспокойство, дать о них известие. Поблагодари её от меня и себя. На Пасху59, по словам Оглоблина, сюда ожидается целая пачка дам; собираются приехать м[ада]м Крымова, Леонтьева и ещё какие-то дамы из штабных. Перспектива мало интересная, ибо при ближайшем соседстве придётся, вероятно, поддерживать отношения. Вчера пил чай наверху у Бикшеевых, и сегодня днем собираюсь заехать к Маковкину, посмотреть, как они устроились, и нанести визит. От них проеду во 2-ю сотню и […]. Вчера узнал: теперь вальдшнепы […].

Я сейчас еду на авто[мобиле] в Вольмар оставить квартиру Вольфу, который должен сегодня быть в Вольмаре проездом из Вильно. Ежели будет у Тебя время, зайди в магазин […] и посмотри, не найдутся ли недорогие каменные яйца похристосоваться мне с офицерами – если нет каменных, то купи хоть фарфоровые, золоченые или недорогие эмалевые. Я думаю, мне надо будет христосоваться. Не забудь узнать у Валькова, положил ли Козин на мой счет 1000 рублей, я боюсь, не случилось ли с ним в дороге чего-нибудь, он должен был быть в Москве 23-го, Оглоблин выехал 27-го, а его всё не было.

Ежели хочешь, чтобы я Тебе еще писал, пришли со Ш[…] конверты – это последний.

Пока кончаю […].

Петруша.


Когда осенью 1917 года большевики пришли к власти, Врангель вышел в отставку. Он не желал служить новому правительству «диктатуры пролетариата». Вместе с женой Ольгой Михайловной, бывшей фрейлиной императрицы, генерал поселился в Ялте. Здесь 10 января 1918 года Петр Николаевич был арестован. Ольга Михайловна настояла, чтобы ее взяли в заключение вместе с ним. Около восьми вечера их доставили в трибунал. Его председатель, матрос по фамилии Вакула, сначала допросил генерала, а затем обратился к Ольге Михайловне:

Сразу же после знакомства с революционным трибуналом Врангель принял решение вернуться в армейский строй. Когда возобновилась борьба с Красной Армией на Кавказе, Петр Николаевич выехал с женой в Ростов. Вместе с супругой генерал 25 августа прибыл Екатеринодар и через три дня был зачислен в ряды Добровольческой Армии. К этому времени вся западная часть Кубанской области и север Черноморской губернии были освобождены от большевиков. В боевом составе Добровольческой Армии состояло тогда около 35 тысяч человек при 80 орудиях. Конница, за исключением двух приданных пехотным дивизиям полков, состояла почти полностью из казаков-кубанцев и горцев. На Гражданскую войну генерал Врангель вышел бригадным командиром, а закончил Главнокомандующим Вооруженными Силами на Юге России, а затем – Русской Армии. Письма этого времени с фронта жене дают представления не только о его личных качествах, но и о его настроениях, с которыми он, наверняка, не мог ни с кем другим поделиться. Слова одного из писем о том, что «всё это тяжело, тем более что и поделиться не с кем» говорят не только о настроениях генерала Врангеля, но и о месте и роли супруги в его жизненно важной для России деятельности.


31-го [августа] [1918 г.] [Автограф, записка карандашом. Адрес указан на обороте: Екатеринодар, Екатерининская, № 27, Её Превосходительству баронессе Врангель.]

^ Дорогая Олеся!

Сейчас прибыл в Дивизию60. Ознакомиться подробно не успел, но первое впечатление отличное. Напишу при первой возможности. Обнимаю. Да хранит Тебя Бог,

Петруша.


2 Сентября [1918 г.] [Автограф, записка карандашом.]

Дорогая Олесинька!

Жив и здоров – очень доволен дивизией, хотя пока крупного дела не было, но впечатление от казаков хорошее. В станицах встречают с распростертыми объятиями и кормят на убой, птицей, арбузами и проч.[им]. При дивизии есть [санитарная] летучка – 2 сестры и врач, думаю, по окончании этой операции Ты могла бы также здесь работать61.

Напишу при первой возможности, пока обнимаю, да хранит Тебя Бог,

Петруша.


[Письмо химическим карандашом, автограф. Написано на куске материи, адрес – на обороте записки.]

Екатерининская, 27.

Ее Превосходительству Баронессе Ольге Михайловне Врангель.

4 сентября [1918 г.].

Дорогая моя Киська,

За эти дни мы немного продвинулись – сейчас я со штабом в ст. [анице] Петропавловской, пока двигаться далее не могу, ожидая продвижения прочих дивизий, обходящих противника.

«Товарищи» дерутся совсем не дурно, видно руководство, надо думать немецкое62.

Чувствую себя хорошо, но все эти дни сплю не более 3  4 часов, и ко сну клонит изрядно.

Кормят на убой в богатейших станицах Кубани.

По окончании операции надеюсь быть у Тебя – полагаю, есть полная возможность в будущем Тебя устроить в дивизионную медслужбу.

^ Пока обнимаю, да хранит Тебя Бог,

Петруша.


5 Сентября [1918 г.] [Автограф, записка карандашом.]

Дорогая Олесинька,

Спасибо за присланные письма – со своей стороны посылаю полученные мною два письма мама; от папа также получил письмо, но в нем для Тебя мало интересного, и потому его не посылаю.

Посылаю также телеграмму Тети Сони, видимо рехнувшейся,– писать запросы Архипову о другом полку, говорить о приеме куда-либо нечего и думать. Дай ей знать (если можно – телеграммой), что для Нади […] надп[…]. Демидов63 наводит о жене […] в С[анкт]-П[етер]б[урге] справки.

Пока обнимаю тысячу раз. Да хранит Тебя Бог,

Петруша.

P.S. Очень прошу ответить Тете Соне, дабы опять не приобрести еще одного непримиримого врага.


^ Ее Превосходительству Баронессе Ольге Михайловне Врангель.

Екатерининская ул., № 27.

д. [ом] Рубинской.

[Автограф, чернила. Написано из-за неимения бумаги и конвертов “в клетку”, то есть строчки, перпендикулярно пересекают другие строчки, что приводит к тому, что всё письмо очень плохо читается. Адрес – на обороте.]

9 Сентября [1918 г.].

^ Дорогая Киська,

Спасибо за письмо и бельё – сегодня я получил. Всё время работы по горло – не можем выбить большевиков под Михайловкой - дерутся крепко. Станица Петропавловская, освобожденная только от большевиков, выбрала меня почетным казаком и подвела коня с седлом, так что я прилично экипирован. Чувствую себя хорошо, несколько устал и зол – бои всё время со Штабом Армии мне за непосильные задачи и изматывание частей. Отношения мои с этими моментами64 очень обострились, если так будет дальше, то не исключаю возможности, что наплюю на всё и отчислюсь в резерв и в Твоё распоряжение. Пока обнимаю. Да хранит Тебя Бог,

Петруша.

Повидай Апрелева65, он в курсе всего. Пришли мне, пожалуйста, бумаги и конвертов.


11 Сентября [1918 г.]. [Автограф, чернила. Адрес – на обороте.]

^ Ее Превосходительству Баронессе Ольге Михайловне Врангель.

Екатерининская ул., № 27.

Кв.[артира] Рубинской.

Дорогая моя Олесинька,

Всё время ведём бои – части совсем измотались. Со стороны штаба помощи никакой, бездарные указания и интриги. Если бы не такое время, то плюнул бы на всё и отчислился бы в резерв, – до окончания операции не имею нравственного права это сделать. Постарайся повидать Апрелева и узнай, что у них творится… Пришли мне ножи для бритвы «Жиллетт» и бумаги с конвертами. Обнимаю крепко, да хранит Тебя Бог.

^ Люблю нежно,

Петруша.


14 Сентября [1918 г.] [Автограф, чернила.]

Дорогая моя Киська,

Спасибо за бритвы, бумагу и бельё, которое получил. Вот 2 недели как я здесь, всё это время держимся, ежедневно имея перед собой противника в 10 раз многочисленнее и крайне упорного. Задачи Штабом Армии ставятся всё время непосильные, во всём недостаток и всё же части дерутся отлично. Мое направление особенно неблагодарно, потери дивизии весьма велики, и бои последних дней выбили всех командиров полков и б.[ольшую] часть сотенных командиров (в Корниловском66 полку67 двойной комплект – 12 командиров сотен). Дивизия работает на огромный фронт: жаль, что я лишь имею общее руководство и лично от боя далек. Тяжело морально - огромная ответственность, неблагодарная задача и в то же время самое недостойное, обидное для частей отношение Штаба Армии, ни слова благодарности, постоянное недоверие… Кто делает это, тот не знает, что на духе войск это не сможет не отразиться… Несмотря на все трудности думаю, с помощью Божьей, скоро операция закончится и я буду иметь возможность слетать за Тобой. От Эрдели68 получил любезное письмо, сообщает, что 16 - 17 приедет и освободит меня, но не на долго, ибо получает другое назначение, а я утверждаюсь в должности. Однако последнее - вопрос, я поставил свои условия, требование - отношений иных, нежели существующие ныне, и, думаю, что отчислюсь в результате снова в резерв и в Твоё, Киська, распоряжение.

Здесь есть [санитарная] летучка, очень симпатичные 2 сестры – какая-то Звегинцева69 и бар. [онесса] Пильц. Попасть в летучку Тебе крайне легко, но до решения вопроса о том, останусь ли я здесь, не стоит, тем более, что 80% ,что наплюю на всё и уйду.

^ Пока кончаю, обнимаю и нежно люблю. Привет Кармишенским.

Да хранит Тебя Бог,

Петруша.

P.S. При случае напиши моим старикам.


15 Сентября [1918 г.] [Автограф, записка карандашом.]

^ Дорогая Киська!

Вчера писал длинно и подробно, а потому сегодня пишу лишь несколько слов. Это письмо везет сестра из [санитарной] летучки Звегинцева70, жена офицера – артиллериста дивизии, она сопровождает начальника Штаба Дивизии полковника Баумгартена71, тяжело заболевшего тифом. Помоги его устроить. От нее узнаешь подробности про летучку. Пока ни в коем случае не устраивайся в летучку, ибо я, повторяю, едва ли останусь. Надеюсь, повторяю, быть у Тебя.

^ Пока крепко обнимаю, да хранит Тебя Бог,

Петруша.


16 сентября [1918 г.] [Автограф, записка карандашом.]

Дорогая Киська!

Эрдели сообщил, что будет подмена и я, следовательно, скоро буду иметь возможность Тебя, вероятно, навестить. Посылаю это письмо с нашим ординарцем, князем Голицыным72. Очень прошу Тебя по размеру посылаемого погона заказать мне и прислать первой же оказией две пары генеральских погон Кубанского войска (серебро с красным) мягких для черкески. Купи также на две пары чувек козла (как слышал, его по случаю будут продавать дешево в потребительской лавке Екатеринодара). Надо переобмундироваться для казаков, но теперь ничего не достать… Матерью для черкески надеюсь разыскать здесь.

Нового ничего, сидим на месте. Мой начальник Штаба заболел тифом, просит о назначении на его место полк.[овника] Нелидова73 из Штаба Армии или Апрелева.

Понемногу прибывают офицеры регулярной кавалерии, чему я очень рад.

^ Пока кончаю, обнимаю и люблю. Да хранит Тебя Бог,

Петруша.


20 Сентября [1918 г.] [Автограф, записка карандашом].

Дорогая моя Киська,

  1. Байнёй [имитация детского произношения слова “больной”– А.К.] – здесь все болеют всякой дрянью – тифом, инфлюэнцей, малярией и т.д. гл[авным] образом на почве изнурения и гнилой воды. – Сегодня у меня поднялся сильный жар, кашель и озноб, а затем пот – врач определяет, вероятно, бронхит, но окончательно может высказаться лишь завтра.

  2. Операция затягивается до бесконечности – сюда прибыла вся 3-я дивизия Дроздовского74, атаковала, что безрезультатно и понесла большие потери75. Думаю, что теперь вопрос об отводе дивизии моей в тыл – отпадает76.

  3. Наша [санитарная] летучка, импровизированная, без всяких средств, закрывается и в дивизию назначена форменная, земская.

Всё это вместе заставляет меня предложить Тебе, Киська, приехать ко мне – сперва частным человеком, а там – увидим. Не говори, пожалуйста, никому, что я болею – это лишние разговоры.

Захвати, если приедешь, градусник, антипирин и т.д. – всякую дрянь, здесь даже и термометра нет.

Киська! Не думай, что я сильно болею и оттого Тебя выписываю, но очень тоскливо без Тебя.

^ Обнимаю, да хранит Тебя Бог,

Петруша.


28 Октября [1918 г.] [Автограф, письмо синим карандашом. Адрес – на обороте.]

Её Превосходительству

Баронессе Ольге Михайловне Врангель,

^ Крепостная улица,

Дом Бурсак.

Дорогая Киська,

Получил кипу писем для Тебя и телеграмму от Н.[атальи] М.[ихайловны]77, что дети здоровы и поедут в Ялту. Письма я позволил себе прочесть от Халли и Н.[атальи] М.[ихайловны] – все здоровы, довольны судьбой и благоденствуют. Получил письмо от мама78 от 28 сентября – крик отчаяния, нельзя читать без содрогания79. Умоляет её вытащить из Питера, исхлопотать у Скоропадского через Бибиковых и проезд в Державном поезде в Киев и оттуда в Крым80. Я в отчаянии, здесь сделать ничего не могу, телеграфируй и пиши Бибиковым81, Тане или А.П. Скоропадской – это надо сделать.

Папа82 в Ревеле83, хоть за него можно быть спокойным. Перешли прилагаемые письмо и телеграмму, если примут.

Пока кончаю, обнимаю и люблю. Пока обожди ехать сюда, а если поедешь, то дай знать заранее, вышлю автомобиль, мы отошли от ж. [елезной] д. [ороги], и ехать надо с опаской, ибо в тылу бродят партии большевиков. Одна ты, в такой случае, не поезжай84.

Обнимаю да хранит Тебя Бог,

Петруша.


[На бланке «Командующий Кавказской Добровольческой Армией85», дата 9 мая 1919 г., автограф, чернила]

^ Дорогая моя Киська,

Сегодня, наконец, отоспался и нашел свободную минутку написать Тебе. Последние 7 дней почти не спал, а четыре - дрался – в результате разбили врага наголову, и он так бежит, что конница моя не может его догнать86. Положение последнее время с переходом противника на Манычском87 Фронте в наступление создалось, как Ты, вероятно, уже знаешь, весьма грозное, я давно это предсказывал; когда мои предсказания оправдались, мне предложили ехать спасать положение, но я поставил условие сосредоточения всех сил, сохранения своего оперативного Штаба и т.д., на что высшее командование не пошло; я отказался принять Манычский фронт и уехал в Ростов; чем Деникин88 сам выехал управлять Манычскими войсками и, хотя и отбросил противника за Маныч, но не разбил его, и операция грозила затянуться и надолго.

Стали подтягивать войска и их сосредоточили, наконец, всё, что намечал я ранее – образовать чисто конную Армию изо всех Кубанских к.[азачих] ч.[астей] Терских, Астраханских казаков и части Горских частей. Для объединения такой огромной массы конницы начальника не нашли и вновь предложили мне стать во главе новой Армии, которая будет именоваться «Кавказской», а бывшая Кавк.[азская] Добр.[овольческая] Армия просто «Добровольческой». Теперь приняли и мои условия – Нач.[альник] Штаба, Ген.[ерал]-Кварт.[ирмейстер], б.[ольшей] ч.[астью] оперативного штаба, часть дежурства Начальник Артиллерии остаются при мне, я могу отбросить из состава Штаба всё, что найду нужным, и взять, что нужно. При этих условиях я предложение принял89. Приехав для переговоров в Торговую с одним Кусонским90 и Худяковым и предполагая вернуться вечером в Ростов, застал войска уже сосредоточенными для операции, которая должна была начаться на другой день. Медлить было нельзя,– отложил операцию еще на два дня, ознакомился с обстановкой, объехал все части, сосредоточенные для удара и, усилив свой штаб офицерами Ген[ерального] Штаба или Штаба ген.[ерала] Деникина, 5-го ночью форсировал Маныч, разбил врага и после четырехдневного необычайно упорного боя овладел Великокняжеской. Взял 5000 пленными, 4 орудия 59 пулеметов и обратил остатки Армии противника в бегство… Вчера уже Главнокомандующий, передавший дела после операции, уехал, часть Штаба с моими офицерами уже прибыла из Ростова, остальная формируется Юзефовичем91 и прибудет с ним по приезде в Ростов ген.[ерала] Май-Маевского92, принимающего Добровольческую Армию.

Ряд старых моих соратников я, конечно, сохранил – здесь весь конвой, начальником коего назначается Голицын, Маньковский93, Влесков и т.д. Соколовский94 согласно старому своему стремлению получает полк, вероятно один из стрелковых. Шатилов95, произведенный за эту операцию в Ген[ерал]-Лейтенанты, назначается командиром 4-го Корпуса из 1-й Конной и горской дивизии Гревса96. Начальники и части все мои старые соратники – Улагай97, Покровский98 и Шатилов – командиры корпусов, Гревс, Бабиев99, Зыков100 и др.[угие] - дивизий… Последний ранен третьего дня в колено, боюсь что серьезно…

Живу в поезде, вагон мой переделан согласно моих указаний и теперь очень удобный. Сегодня получил сразу три Твоих письма, я ждал Тебя с Атаманом101 в Ростове, приготовил Тебе комнату и заказал цветы… Рассчитываю увидеться в Екатеринодаре, куда приеду на открытие Краевой Рады по приглашению Атамана, он намечал созыв Рады в средине Мая. Дмитрия жду сегодня или завтра, и хочу оставить его при себе в качестве Штаб-офицера для поручений, а введение в Штаб таковой должности похлопочу; он будет мне здесь полезней, ибо Худяков разделит с ним роли, что необходимо, как Ты понимаешь.

Дел по горло и должен ехать, обнимаю Тебя, моя маленькая, дорогая Киська, целую деток и мечтаю о дне, когда повидаю всех. Да хранит Вас Господь. Нат.[алье] Мих.[айловне]102 и Вере мой привет.

Петруша.

ст.[аница] Великокняжеская.


27 Мая [1919 г.] [Автограф, письмо карандашом.]

Дорогая моя Киська!

Переживаем тяжёлое время. Благодаря бездарности Командования в Екатеринодаре, сразу желающего всюду пожинать дешевые лавры, и, несмотря на уроки прошлого не решающегося принять, наконец, одно определенное решение, мы, подойдя к Царицыну, оказались лишенными самого элементарного – нет ни артиллерии в достаточном количестве, ни броневиков, ни средств связи… Обещанные мне в начале операции подкрепления, в расчёте на которые я и составил весь её план, израсходованы по мелочам на «заплаточную» стратегию, и к моменту подхода к Царицыну у меня не оказалось ничего для нанесения удара…

Два дня подряд с поразительной доблестью мои войска с одними винтовками в руках против огромной дивизии противника тщетно атаковали укрепленную позицию под самым городом… Все атаки отбиты, потери громадные и армия, как ломовой конь, впряженный в непомерно тяжёлый воз, остановилась, задыхаясь…

Еще две недели тому назад я, предвидя всё, телеграфировал Деникину, предупреждая, что мой успех может обратиться «в Пиррову победу» и, прося его своевременно меня подкрепить103. Всё оказалось тщетным и бездарность, уверенная в своей непогрешимости, и на этот раз свела на нет сразу весь успех доблестнейших войск… Больно и бесконечно жаль невинных жертв неспособности и бездарности….

Живу совсем как корнет, ночуя в поле или грязных хатах и не имея даже автомобиля, все переходы делаю верхом; не говорю уже о моей привычке на некоторые удобства, но отсутствие автомобилей делает невозможным от часу невыносимей для меня управлять армией при отсутствии средств связи. В это же время генералы Деникины, Романовские104, Лукомские105 и т.д. катают по Красной улице на прекрасных машинах.

Твердо решил, дождавшись конца операции, поставить, наконец, вопрос ребром и потребовать целого ряда мер, в противном случае сдать армию.

^ Повторяю, всё это тяжело, тем более что и поделиться не с кем.

Обнимаю Тебя, моя Киська, крепко целую. Да хранит Вас Бог,

Петруша.


После оставления Крыма офицеры и солдаты армии генерала Врангеля разместились поначалу в турецких городах. Близ Галаты поселился в своей плавучей штаб-квартире на яхте «Лукулл» Петр Николаевич. Преимущество такого житья заключалось в том, что судно могло в любой час сняться с якоря и уйти в любой другой порт, увозя Врангеля, его помощников и охрану. Необходимость в перемещениях была постоянной. Беженцы из России в основной массе жили в эмиграции голодно и бесправно. Одни нуждались в моральной поддержке, другие - в деньгах, третьи - не могли освоиться с обычаями и нравами страны пребывания. Им в меру своих небольших возможностей помогал барон П.Н. Врангель. Сам он и его семья жили настолько скромно, что у него не было средств отремонтировать автомобиль. О характере его эмигрантской жизни многое говорят его письма жене:


25 Октября [1925 г.]. [Автограф, чернила.]

^ Дорогая моя Кисинька!

Это первое письмо Тебе после Вашего отъезда. Вернувшись к Карлову, я нашел мама в слезах: она бесконечно обрадовалась, когда я передал ей, что Ты её целуешь и сожалеешь, что не успела поцеловать на вокзале. Оказывается, ей показалось, что Ты на неё сердишься, и она мучилась тем, что Ты уехала, что-то имея против неё. Я попытался её утешить, сказав, что всё это, конечно, одно её воображение. С Вашим отъездом дом омертвел, и я буду рад, когда наступит 1-е Ноября, и мы останемся в наших комнатках – всё же как-то не будет казаться так пусто.

Пока что мы обходимся хорошо; г-жа Тихонова присылает сносный, даже вкусный, обед, ужин готовят мама с Варей в четыре руки. Эти же дни питались отлично. Сверх ожиданий мама приспособилась сравнительно легко к новым условиям жизни, обходится без посторонней помощи и на все мои настояния взять в помощь женщину отвечает самым решительным отказом. Боюсь только, чтобы она не устала…

Погода сегодня испортилась, со вчерашнего вечера идет дождь, хотя тепло как летом. Ник.[олай] Мих.[айлович] Котляревский106 после долгих хлопот добился всех виз […]; завтра поедет со мною в Белград, а послезавтра собирается выехать в Грац. Ляхову107 много лучше, боли в ноге прошли, и он уже сидит в кресле. Вчера писал […]ой, сообщая ей все местные новости,– отъезд Колчиных108, Бина[…] и т.д.; она, конечно, прочла письмо Тебе.

Поручения Твои исполнил, мебель Андросовой передал, оставленные для г-жи Гир[…]овой вещи пересланы С.Н. Палеологу109. С величайшим нетерпением жду Твоих писем. Пока нежно обнимаю и люблю. Целую деток. Да хранит Вас Господь.

Петруша.


29 октября [1925 г.][Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя Кисинка,

Сейчас получил Твоё письмо. Не могу понять, как могло оно так скоро дойти, сегодня 29, а письмо отправлено 26. Спасибо за то, что так скоро и так подробно написала. У нас всё по-старому, скучно и безлюдно, – от скуки учусь писать на пишущей машинке, – это первый опыт. Сегодня приехал Даватц, пробудет здесь до субботы. Николай Михайлович [Котляревский] вчера, наконец, уехал в Грац, вернется не ранее вторника. Провожу дни ежедневно по долгу гуляя с Варей благо, погода стоит тёплая, читая и думая обо всех Вас, моих дорогих. Кормит нас госпожа Тихонова неплохо, а ужины мама и Варя готовят прямо Лукулловские. Вчера, например, построили свежие грибы в сметане собственной сборки и вареники с вишнями. Мама пока что справляется со всеми хлопотами по дому отлично, я никак не ожидал, что она так приспособится к новым условиям жизни. Мячин молодцом, порядок у него большой, всюду чисто и всё сделано вовремя. В общем, живётся нам неплохо, и Ты можешь быть за нас спокойна. Я рад, что Ты довольна домом, что дети с Тобою, что бедная Наталья Михайловна наконец отдохнёт. Только прошу, не ленись, пиши чаще и поподробнее. Сейчас был у меня Бенар, просил срочно написать Тебе и просить Тебя немедленно написать госпоже Сомовой о том, что в присланном списке, составленном в Париж в Министерстве иностранных дел на получение виз для неё, Сомовой, кандидатов он, Бенар, пропущен и визы ему не дают, и он боится пропустить срок явки. Он телеграфировал Сомовой, но ответа не имеет. Напиши ей. Пока кончаю, обнимаю Тебя, моя любимая Олесинька, и деток. Да хранит Вас Господь.

Петруша.

[Добавлено от руки:]

^ P.S. Это второе письмо с Твоего отъезда.

Распечатал, чтобы просить Тебя никому не говорить о намерении моём приехать к Вам к Праздникам.


2 Ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

№ ^ 3.

Дорогая моя, ненаглядная Кисинька!

Сегодня получил второе Твоё письмо с описанием дома и того, как Вы в нём устраиваетесь. Графиня Шереметева писала мама, что Алёшка и её очаровал. Какие отношения установились с новой бабушкой?

Ты не пишешь о руке Петровой, по чему заключаю, что дело идет на поправку. Бедный Ляхов только сегодня встал и мог проехать в Н.[ови] Сад на рентгеновский снимок. Возможно, предстоит операция. Положение несчастного Андросова110 совсем плохо. Кровотечение не прекращается, и он между жизнью и смертью; сегодня - первый день как проблески улучшения.

Вчера был в Белграде на молебне по случаю открытия нового […]ого собрания. Собрание помещается в одноэтажном особнячке. Чисто и уютно, не знаю, удастся ли только стать на ноги в отношении денежном. Днём заходил к Бармалиным, которые Тебе кланяются.

На прошлой неделе приезжал Даватц, проведший здесь три дня. Книга его очень подвинулась; то, что уже написано – превосходно.

Со вчерашнего дня мы переехали в свои три комнатки, чему очень радуюсь – не так пусто и неуютно. Пока на твою квартиру никто не претендует, очень надеюсь, что, в конце концов, она останется за Ник.[олаем] Мих.[айловичем] Котляревским. Чрезвычайно досадно, что из-за договоренности Натальи Михайловны ему приходится [слово зачеркнуто] сидеть столько времени в Граце. Но, слава Богу, пожалуй, что эти беспокойства с Грацем, видимо, подходят к концу. Сколько они испортили всем нам крови! Хорошо то, что хорошо кончается. Удастся ли продать злосчастный павильон?

С устройством в новых условиях жизни и благодаря тому, что за болезнью Ляхова и отъездом Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] я остался совсем один и дел очень много,– скучать, так не успеваю. Весь день занят. Свободные часы читаю, или делаю прогулки с Варей, благо погода еще теплая и относительно сухая.

Вчера получил телеграмму Е.К. Миллера об утверждении сметы на первое полугодие 26-го года. На несколько месяцев можно быть спокойным, – скучных разговоров и переписки в ближайшие 3  4 месяца можно будет избежать.

^ Пока кончаю, обнимаю и нежно целую Тебя и деток. Привет всем. Да хранит Вас Господь.

Петруша.

P.S. Исполнил Твоё поручение, выяснил, что кофту, которую Ты хотела связать мама к Празднику, она предпочла бы шерстяную, не шелковую.

^ Картинка для Алешки, вместо письма.


№ 4. 6 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

Дорогая моя Олесинька,

Сегодня получил письмо от Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского], сообщающего, что, наконец, доверенность ему выслана. Вместе с тем он сообщает, что у него неожиданно возникли крупные неприятности с новыми кредиторами, доселе неизвестными, предъявляющими ему требования об уплате и грозящими арестом в случае уклонения. Он пишет, что платить отказывается, но не исключает возможности всякого рода осложнений, вплоть до ареста. Не могу не отметить, что было бы несравненно естественнее все эти хлопоты принять на себя тому же Борису, тем более что он постоянно бывает в Граце по своим делам. Любезностью Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] мы положительно злоупотребляем. Столь продолжительное его отсутствие и мне, при условии, что Ляхов долго болеет, весьма тяжело,– я не справляюсь с перепиской.

Третьего дня в обществе К.Ф. Зар[…]ова - присутствовали лишь члены штаба; после этого в Штабе же выпили по стакану вина. Андросову, слава Богу, лучше, он крепнет с каждым днём; как только здоровье его позволит, он будет отправлен в санаторию. Получила ли Ты мое письмо о Бена[…]? Бедняга до сего дня ожидает визы… Из Крымского кадетского корпуса прислан Штабом прелестный адрес – благодарность кадет, пользовавшихся лечением в Твоей санатории. Адрес вышлю по почте. Погода у нас опять летняя, ходим без пальто. Летают пчёлы и комары…

Собираешься ли Ты приехать в Париж? Намерена ли побывать у В.[еликой] Княгини111? За последнее время ко мне проявляется особое внимание. Получил смету при весьма любезном письме; все мои пожелания удовлетворены. Кто начал это новое веяние – не знаю…

Пока кончаю, нежно Тебя обнимаю и люблю. Целуй деток. Да хранит Вас Господь.

Петруша.


9 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя, ненаглядная Олесинька!

Как видишь, успехи мои в писании довольно значительны. Сегодня Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] пишет, что, наконец, совершил купчую и на следующей неделе будет здесь. Искренно этому радуюсь, с болезнью Ляхова и отъездом Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] я едва справляюсь с перепиской. Теперь надо мама подумать о том, как наилучшим образом сберечь деньги. Я думаю, что самое лучшее было бы поместить их в вечный вклад на имя Миши, чем он был бы, во всяком случае, обеспечен хотя бы маленькой суммой на всю жизнь. Иначе деньги уплывут.

Госпожа Фричеро пишет мне, что ей удалось добиться новых льгот для переезжающих на работы в Бельгию. Передай ей мою горячую благодарность. Я тот час по получению её письма написал генералу Абрамову112.

Н.Н. Чебышёв113 просит ответа на письмо его касательно предъявленных каким-то Градовским квитанций на заложенное в ссудной казне серебро, принадлежавшее покойному Жорже. Кто этот Градовский: доверенный ли Марьяны или жулик, завладевший квитанциями? Ответ необходимо получить срочно.

^ Собираешься ли в Париж? Как устроилась ваша жизнь?

Пока кончаю, обнимаю и люблю.

Целую тебя и деток. Да хранит вас Господь.

Петруша.


10 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя Олесинька,

Сегодня приехал Николай Михайлович [Котляревский], закончивший благополучно все дела. Прилагаю чек, который мама должна учесть. Подробные сведения и расчет Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] посылает, ото всякого вознаграждения он решительно отказывается, говоря, что всё сделал как дружескую услугу и всякое настаивание с нашей стороны оплатить эту услугу считает обидным. При этих условиях я не счёл возможным далее настаивать. Настоятельно прошу мама написать ему, не откладывая, сердечное письмо, тоже и тебя, со своей стороны.

Необходимо принять меры, чтобы деньги не уплыли, а сохранились для Миши. Удачно помещенные оне в значительной мере процентными поступлениями облегчат ваш скудный бюджет и, во всяком случае, почти окупят жизнь Миши.

Очень обеспокоен рукою Петра. Не могу допустить, чтобы Сопежко114 ошибся. Во всяком случае, без консультации с Алексинским115 операцию делать нельзя.

Артифексов116 просит прислать ему мерку Алешкиной головы. Он едет в Скопле и хочет к Рождеству подарить Алешке феску.

^ Погода опять испортилась полдня идет дождь, пасмурно, но тепло. Это письмо четвертое, или пятое с Твоего отъезда. Как видишь, я пишу чаще тебя.

Крепко тебя, моя любимая, и деток целую; да хранит вас Господь.

Петруша.


23 Ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя Олесинька,

Вчера, вернувшись из города, нашел Твоё письмо со вложенным ответом Марианны. Н.М. Котляревский также получил письмо от Тебя с запросом как поступить с чеками Кн.[ягини] Волконской117 на 100 долларов присланных Ник.[олаю] Михайловичу [Котляревскому] для Тебя. Прошу Тебя этот чек учесть; полученные деньги – две тысячи франков с лишним, дадут Тебе возможность дожить до Января. Я же внесу соответствующую сумму С.Н. Палеологу.

До Января денег Тебе не пришлю, т.к. не знаю, дотяну ли с этими грошами, которые остаются до этого срока, сам.

Вчера в Белграде принял прибывшего из Америки корреспондента «New York Times» г-на Гордона Смита, рекомендованного нашему посольству из Америки рядом лиц. Он весьма интересуется положением русских беженцев, имел страстное желание видеть Тебя в Америке, для чего из Вашингтона приехал в Нью-Йорк, но Тебя уже не застал, Ты выехала накануне.

^ Во вторник С.Н. Палеолог везет его в Твою санаторию.

Вечером ужинал у Галиполийцев в офицерском Собрании; было на редкость тепло и сердечно. Отчеты прочтёшь, вероятно, в «Новом Времени»118.

Вик. Даватц заканчивает свою книгу119; он читал несколько глав. Я думаю, что книга должна будет иметь крупный успех.

Написала ли Наталия Михайловна Котляревскому, чтобы благодарить его за хлопоты по продаже дачи? Если ещё не написала, попроси ее непременно, не откладывая, это сделать. Напиши и сама.

От Е.К. Миллера более […] не имею ни слова. Ожидаю писем с нетерпением, ибо он, вероятно, выяснить мог наше общее денежное положение в зависимости от бытового, и разрешится вопрос о времени поездки моей во Францию и возможности соединиться с Вами, мои дорогие.

^ Нежно обнимаю Тебя, моя любимая, и деток. Да хранит Вас Господь,

Петруша.


29 Ноября [1925 г.]. [Автограф. Чернила.]

^ Дорогая моя, любимая Киська,

Сегодня получил Твоё письмо от 24-[го] н[ояб]р[я] со вложением квитанций […].

Петруша.


22 Января [1926 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя Кисинька,

Вчера получил Твоё письмо, которое, видимо, разошлось с моим. Бедная моя Олесинька – Ты все горюешь, что я не еду… Я и сам измучился этой неопределенностью, […]. С визами ген.[ералов] Абрамова и Р[…]совского задержка, решил, если они долго задержатся, ехать, не повидавшись с ними, и связаться письменно. Во всяком случае, ясно, что до 1-го [февраля 1926 г.] не выбраться. Все распоряжения отдаю и расчеты строго на отсутствие на 2 – 2 ½ месяца. Решил вызвать в Брюссель Шатилова и Хольмсена120, дабы сразу по приезде не быть на ноле в Париже. Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] проведёт в Брюсселе 1 - 2 дня и проедет во Францию, где подготовит мне все нужные свидания. Здесь проект мой встречен весьма сочувственно, как среди членов Армии, так и дружественных нам кругов.

Армия была значительно до этого подготовлена […] Петруша.


28 Января [1926 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

^ Дорогая моя Кисинька,

Задержка с визами – до сих пор не имею телеграммы от Хольмсена о высылке французской визы, до сих пор не имею еще и Сербской, хотя мои паспорта уже неделю в министерстве. Обещают поставить сегодня. Завтра еду в Белград и узнаю.

Нет худа без добра. Быть может Варя, наконец, родит и Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] сможет ехать со мною. Помимо того, что он мне крайне необходим в Париже, мало улыбается и перспектива оказаться в купе с агентом какого-нибудь торгпреда или политотдела…

Весьма опасаюсь, что роды Вари пройдут тяжело, по словам врачей, она переносит уже с 17-го. Графиня и Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] очень волнуются за исход.

Куда ни глянешь – всюду горе. Бедный А.Ф. Петров умирает в Панчево от рака в желудке. Написал мне трогательное письмо. Генерал Ткачев121 также при смерти. Несчастный Андросов умирает вот уже несколько месяцев; не знает, что для него легче,– это длительное умирание, или смерть возможно скорее. У Артифексова кровь идет горлом, жар ежедневно. Завтра его везут в Белград. Колчина увезли третьего дня, будут вырезать ребро для выпускания из плевры. Сегодня делали операцию Дуднику (старое ранение в колено), не исключена возможность, что ногу придется отнять.

^ На этом длинном скорбном перечне кончаю. Из Парижа сведения самые грустные – происки и подлая игра как никогда. Враги готовятся справлять тризну по мне и Армии…

Погода второй день весенняя.

^ Радуюсь скоро обнять Тебя и отдохнуть душою с Вами, мои дорогие. Крепко целую Тебя и деток. Всем привет.

Да хранит Вас Господь,

Петруша.


31 января [ноября – дек. - янв. 1926 – Автограф. Чернила. Даты - более поздняя надпись карандашом.]

Как ни испытан я ударами судьбы и всякого рода испытаниями, но, положительно, приходится напрягать все силы, чтобы сохранить самообладание и не послать всё к чёрту!

С моим отъездом опять задержка и на неопределенное время. Из ряда писем ясно видно, что до окончания Зарубежного съезда122 (будь он трижды проклят!) всякие переговоры мои в Париже с нужными мне лицами бесполезны. Не только надеяться на получение обещанных денег, но и на выяснение будущих возможностей сейчас нельзя. К тому же, как ни старался я скрыть мои предположения, мой предстоящий приезд стал известен, и вокруг него уже теперь поднят шум, который мне ещё больше затруднял бы работу… Долго перечислять всё, но при сложившихся обстоятельствах поехать сейчас в Париж я не могу. Здесь тоже дела - столько, что едва справляюсь. Приходится перестраивать все отделы Р.О.В.С.123, чтобы заткнуть все дыры, пережить 4 - 5 месяцев до того времени, когда надеюсь новые средства добыть. Написал […], прося и настаивая на продолжении Наших Шагов и выехать как только смогу надеяться на то, что моя поездка что-либо осязательное даст.

На настоящее время выехать не могу*. Могу предложить Тебе приехать сюда с тем, что мы выедем вместе, как только я смогу отсюда выехать. Я не знаю только, когда состоится съезд, он не раз уже откладывался, но, по-видимому, он будет в конце Марта. Если Ты приедешь к 15-му, то мы проведем здесь 6 недель, после чего я […]. Т.к. моя поездка продолжится не менее 2 месяцев, то я до Пасхи124 пробуду у Вас. Не знаю, что и советовать – реши сама. Я, конечно, страшно бы хотел Твоего приезда, взвесь всё. Может случиться, что, по получению какого-либо известия, мне придется выехать и через несколько дней после того, как Ты сюда приедешь.

Вот 4 месяца как я живу в мучительной неопределённости, в неуверенности даже за завтрашний день. Личной жизни нет, кругом подлые сплетни, зависть, злоба. Ни одного светлого луча, если не считать дружной поддержки нескольких помощников – старших Начальников. Лампе125, Абрамов, Витковский126, Барбович127, Зборовский128, […] в этом деле показали редкое единодушие, исключительное понимание обстановки, полную готовность ради пользы общего дела отказаться от всего личного…

Мне трудно писать обо всём том, что происходит. Приходится убеждаться, что без меня, малодушие и лицемерие Н.[иколая] Н.[иколаевича]129 безграничны. Кроме как на себя рассчитывать не на кого и надо действовать, совершенно ни с кем не считаясь.

По получении этого письма телеграфируй, приедешь ли и когда. Так хотел бы Тебя видеть, моя любимая. С Тобою одной я отдыхаю душой.

У Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] родился сын. Всё прошло вполне благополучно. Мальчик 10 фунтов весу. Роды длились всего 4 ½ часа. Назовут Владимиром. Я крещу.

Бедному Дуднику отрезали ногу выше колена. Очень плох старик Колчин. Андросов медленно угасает. У Артифексова определили поражение правого легкого. Кругом одно горе.

^ Крепко, крепко Тебя, моя маленькая, целую, также деток. Так радовался их видеть, но видно не судьба. Да хранит Вас Господь.

Петруша.

Телеграфируй же по получении письма.

Высылаю деньги на февраль и на Твою дорогу, 4000 франков на имя мама, дабы в случае, если решишь ехать, Тебе их не ждать.


23 апреля [1926 г.]. [Автограф, чернила.]

^ Дорогая моя Кисинька.

Приехал сегодня в 12 час. [ов] дня, встреченный мама и Алешкой, он вырос, щеки как свежее яблоко, тараторит без умолку и необыкновенно […] , – волосы песочного цвета и […]. От меня не отходит ни на шаг, и сейчас, после завтрака, едва удалось его отправить гулять. […] весьма похорошела и посвежела; такая же добрая и милая, всё старается, чтобы всем было лучше. Катя, Таня и Александра также поздоровели – […] видимо […].

Дом меня просто очаровал. Ты мне подробно о нём рассказывала, но я не мог себе представить, что всё так прекрасно устроено: уютно, красиво и удобно. Буквально ничего нельзя изменить, переставить или перевесить, всё на своем месте лежит. Чистота такая, что хоть на выставку.

Кстати – прошу тебя привезти мне портрет […], вынуть из рамы и свернуть в трубку – это не составит затруднений в дороге.

Сейчас я жду возвращения Петра. Завтра поеду за до[…]. Пока, благодаря хлопотам […] устроена и Анна. В[…],– это большое достижение.

Спешу отправить письмо. Целую Тебя, моя любимая Киська.

Петруша.


Петру Николаевичу Врангелю было всего пятьдесят лет, когда он скончался от болезни желудка, обострившейся, по мнению врачей, на нервной почве130. Случилось это в 1928 году в Бельгии, а год спустя правительство Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев разрешило перезахоронить прах генерала в Белграде. Гроб с телом Врангеля провезли на лафете через весь город. За лафетом несли более 200 венков. Отдельно двигалась колонна русских священников, отдельно – сербских. Процессия растянулась на несколько километров. Больше всего тут было недавних офицеров и солдат в русской форме. Они приехали из разных концов Европы. Все помнили, чем обязаны своему предводителю. Они скорбели о кончине генерала Врангеля. Но, безусловно, самым большим горем среди собравшихся на похоронах, было горе Ольги Михайловны Врангель, жены, друга и самого близкого соратника генерала.


Материалы подготовлены к изданию при содействии научных конкурсов Российского государственного научного фонда, Московского научного фонда, Института "Открытое общество", Фонда Сороса, а также Фонда Фулбрайта, предоставившего возможность для 8-месячной стажировки в Стэнфордском университете США. Проведя все эти месяцы в читальном зале архива Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета и его библиотеке, я неизменно убеждался в высоком профессионализме и безграничной доброжелательности сотрудников данного коллектива во главе с директором доктором Еленой Даниелсон, за что выражаю им искреннюю признательность.

Выражаю глубочайшую благодарность Ю.Н. Емельянову и С.В. Карпенко за неоценимую поддержку при подготовке документов к публикации.

beskonechno-dalyokuyu-kazhetsya-na-pervij-vzglyad-stranica-20.html
beskonechno-dalyokuyu-kazhetsya-na-pervij-vzglyad-stranica-6.html
beskontaktnie-datchiki-doverennosti-i-pasporta-dlya-polucheniya-schetov-po-elektronnoj-pochte-vam-neobhodimo-predostavit.html
beskoristnaya-pomosh-blagotvoritelnost-gmilut-hasadim-blagotvoritelnie-uchrezhdeniya-v-evropejskih-stranah.html
beskozirka-ti-podruga-moya-boevaya-a-n-liberma-n.html
beskrajni-prostori-neba-nad-mirom-mislyu-chelovecheskoj-ne-obyat-ih-no-rasskazivayut-chto-prestol-gospoden-vozdvignut-pryamo-nad-ispaniej-stranica-20.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-i-bezzubova-i-l-s-kavtaskina-stranica-16.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-kursa-problemi-sovremennoj-nauki-v-kontekste-kulturi.html
  • composition.bystrickaya.ru/opredelenie-koefficienta-poverhnostnogo-natyazheniya-zhidkosti-metodom-otriva-kolca-metodicheskie-ukazaniya-k-laboratornoj-rabote-4-po-fizike-razdel-molekulyarnaya-fizika-rostov-na-donu-2010.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/lugovie-pochvi.html
  • student.bystrickaya.ru/173-organizaciya-chertezhnogo-hozyajstva-na-predpriyatii-udk-658-5-621075-8-bbk-65-304-15-80ya73-n73.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/predlozhenie-dlya-informacionnih-sponsorov.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-21-lezvie-britvi-aleksandr-shakilov-vojna-krotov.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-3-planirovanie-i-analiz-setevoj-infrastrukturi-k-diplomnomu-proektu.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sovremennie-avtori-m-l-golemba-mif-o-kanzhalskoj-bitve.html
  • lecture.bystrickaya.ru/543-trebovaniya-k-kachestvu-i-priyomke-rabot-uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-specialnosti-270102.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematika-kursovih-rabot-po-kursu-programma-plani-seminarskih-zanyatij-i-metodicheskie-ukazaniya-po-izucheniyu-kursa-dlya-studentov-gf.html
  • writing.bystrickaya.ru/konkurentosposobnost-i-kachestvo-v-marketingovom-izmerenii.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-ob-ekologicheskom-sostoyanii-v-respublike.html
  • spur.bystrickaya.ru/materiali-dlya-zayavleniya-v-sud-hodatajstva-o-naznachenii-sudebnogo-eksperta-po-stroitelnoj-ekspertize-svedeniya-ob-ekspertnoj-organizacii.html
  • letter.bystrickaya.ru/nasledie-siriusa.html
  • tests.bystrickaya.ru/konkursi-too-enrc-kazakhstan.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/linzi-kotorie-perevernuli-kartinu-mira-valerij-demin.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/xv-chut-chut-praktiki-summa-tehnologii.html
  • literature.bystrickaya.ru/delovaya-beseda-kak-forma-delovogo-obsheniya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vladislav-tretyak-zayavil-o-namereniyah-provedeniya-superserii-molodezhnih-sbornih-rossii-i-kanadi.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchetnaya-politika-akb-investtorgbank-zao-na-2004-2005-i-2006-godi-uchetnaya-politika-akb-investtorgbank-na-2004-god.html
  • exam.bystrickaya.ru/velikij-vtchiznyanij-pedagog-kd-ushinskij-chast-3.html
  • institute.bystrickaya.ru/goncharova-kafedra-ekonomika.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tamozhennij-tarif-kak-instrument-regulirovaniya-vneshneekonomicheskoj-deyatelnosti.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-8-konkurenciya-v-rossii-uchebno-prakticheskoe-posobie-soderzhanie-predislovie-glava-chto-izuchaet-teoriya-konkurencii.html
  • lecture.bystrickaya.ru/bbloteka-harkvsko-specalzovano-shkoli-stupenv-85-harkvsko-msko-radi-harkvsko-oblast-stranica-5.html
  • klass.bystrickaya.ru/anglo-russkij-yuridicheskij-slovar-stranica-21.html
  • urok.bystrickaya.ru/prikaz-16-04-2010-g-235-ob-utverzhdenii-regionalnih-standartov-medicinskoj-pomoshi-nevrologicheskim-bolnim-stranica-2.html
  • letter.bystrickaya.ru/obrazovatelnij-komponent-himiya-uchebnij-plan-i-ego-obosnovanie-poyasnitelnaya-zapiska.html
  • bukva.bystrickaya.ru/upravlenie-obrazovatelnim-uchrezhdeniem-imidzh-rukovoditelya-obrazova.html
  • doklad.bystrickaya.ru/upravlenie-trudovimi-resursami-organizacij-potrebitelskoj-kooperacii-vosproizvodstvennij-aspekt-teoriya-metodologiya-koncepciya-stranica-2.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vasileva-ov-hudozhestvennaya-literatura-rossijskaya-proza.html
  • esse.bystrickaya.ru/raspisanie-zanyatij-i-ekzamenov-dlya-studentov-yuridicheskogo-fakulteta-zaochnoj-formi-obucheniya-3-kursa-5-semestra-2011-2012-uch-god.html
  • essay.bystrickaya.ru/chast-ii-zahvat-globalizacii.html
  • abstract.bystrickaya.ru/329stilistika-russkogo-yazika-e-v-kalmikova-kandidat-filologicheskih-nauk-docent-kafedri-russkogo-yazika-instituta.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.