.RU

Беллона Фрегат «Беллона» - страница 12


Весна

Но неделю спустя мы с капитаном вновь сидели в той же гостиной и с тех пор, как по часам, бывали там каждый четверг.

Платон Платонович исполнил свое обещание - занялся моими манерами. Объяснил, как должно вести себя за столом в благородных домах, а чего ни в коем случае делать не следует. Капитан вообще много чем со мной занимался: географией, астрономией, навигацией, математикой, даже стихи мы с ним разучивали. Если я превратился из полудикого обитателя Корабельной слободки в того, кем стал, то это благодаря нескольким месяцам блаженного ничегонеделанья.

«Беллона» давно уж была починена, вычищена от налипших ракушек, покрашена и переведена со своей зимней стоянки к остальным кораблям, на Большой рейд. Но плавания все отменили, и капитан, по его выражению, «забичевал», то есть надолго осел на берегу. Очень важное место в его жизни (а в моей - самое главное) заняли наши Четверги.

Я долго не мог взять в толк, почему госпожа Ипсиланти привечает моего Платона Платоновича. Добро б еще он ей любовного зелья накапал. Так нет же - каждый раз ему что-то мешало, а если и выдавался удобный момент, Иноземцов непростительно мешкал. Я даже предлагал выполнить за него эту нетрудную операцию, но капитан отказался, опасаясь, что в этом случае Агриппина

Львовна может влюбиться в меня, и что тогда мы все будем делать? Я сразу заткнулся - в мои намерения подобный оборот событий тоже не входил.

Нет, в самом деле, было странно, отчего Агриппина нас терпит. Собеседник из Платона Платоновича, по правде говоря, был так себе, рассказчик и подавно неважнецкий. Капитан оживлялся, только когда беседа касалась морских или военных тем. Несколько раз я примечал, что в самый разгар его прочувствованной речи о какой-нибудь смене пассатных сезонов в Западной Атлантике госпожа Ипсиланти, заинтересованно кивая, чуть подрагивает крыльями точеного носа - подавляет зевоту.

Загадку эту мне со временем разъяснила Диана. А до того, всякий четверг, возвращаясь с Сиреневой улицы, Платон Платонович сокрушался, что опять вел себя как последний дурак, замучил прекраснейшую из женщин нудной болтовней и больше нас, теперь уж можно не сомневаться, в дом не пригласят. Однако в следующую среду с городской почтой приходил розовый узкий конверт, мы с капитаном оба тоже розовели и начинали готовиться к завтрашнему событию.

Даже не знаю, почему именно этот весенний вечер сам собою выныривает из моей памяти. Он мало чем отличался от других.

Ах нет! Я знаю, почему.

…Мы за столом, пьем чай. Теперь Агриппина и Платон Платонович сидят не на дальних концах, а рядом, напротив нас с Дианой. И - замечу - спиной к траурному портрету.

У Иноземцова расстегнут ворот. Капитан приходит в гости уже не в сюртуке, а запросто, в кителе, и позволяет себе некоторые вольности. В руке у него дымится сигара. Госпожа Ипсиланти сказала, ей нравится запах та бака. Думаю, она просто сжалилась над моряком, видя, как он целый вечер мучается без курения.

- Так что вы говорили о британской эскадре, Платон Платонович? - слышу я нежный голос Агриппины. - Простите, я заваривала чай и недослушала…

Это май месяц. Война с Европой уже два месяца как началась.

Поскольку стол широкий, капитан с хозяйкой сидят как бы отдельно от нас с Дианой. Иногда мы слушаем, о чем они беседуют, а бывает, что и тихонько толкуем между собой. Дичиться я давно перестал, однако бывает, что ни с того ни с сего накатит робость - и не могу произнести ни слова.

Это обычно случалось, когда Диана в оживлении коснется моей руки или поправит мне прядь, свесившуюся на лоб. Моих внезапных приступов немоты она не понимала, говорила: «Опять Геру подвесили к небу». Платон Платонович мне объяснил: Гера - это жена древнего бога Зевса - моя, выходит, тезка. Забыл, что она там натворила, как-то нагадила мужу, и за это он подвесил ее к небу. Между прочим, очень точное описание моего состояния в такие минуты.

Цвет картинки под стать названию улицы дымчато-сиреневый. Потому что за окном легкие сиреневые сумерки и в гостиной повсюду ветки душистых бело-лиловых цветов.

А где Джанко? Кажется, к тому времени таскаться за нами на Сиреневую он уже перестал. Бывало сидит на крыше и требовательно кричит чайкой либо спит за трубой, укутавшись от холода в одеяло. Пес Цербер к индейцу быстро привык. Вылезать вылезал и сидел, задрав башку, смотрел вверх, но не рычал, не лаял, только вилял хвостом.

Но потом Джанко это дело бросил и по четвергам оставался дома. Надоело ему попусту мерзнуть. Вечером,

когда мы возвращались, он выходил из своего «вигвама» (так капитан называл его комнату с навесом на шестах). Сурово посмотрит на Иноземцова, сразу поймет: опять не вышло - плюнет, да уплывет обратно, всей своей спиною выражая презрение.


- Про британскую эскадру, Агриппина Львовна, я говорил, что это из-за нее «Беллону» адмирал в крейсерское плавание не пустил-с. - Платон Платонович помахал рукой, разгоняя облако дыма. - Было Черное море наше, да увы-с.

- Отчего же адмирал не прогонит англичан? - удивилась хозяйка.

Иноземцов, в свою очередь, удивился вопросу.

- Как же их прогонишь, коли у нас паруса, а у них, изволите ли видеть, винтовые пароходы?

- Экскюзе-муа? - то ли не расслышала, то ли не поняла Агриппина Львовна, хоть на моей памяти капитан уже раза три объяснял, чем винтовые корабли лучше колесных, не говоря уж о парусных.

- Я говорю, пароходы… Винтовые…

Они посмотрели друг дружке в глаза. Повисло молчание. Это у них приключалось нередко, от темы разговора не зависело. Иногда и разговора-то никакого не было. Что в эту минуту происходило с Платоном Платоновичем, я догадывался - тоже, видно, подвешивался к небу. А вот отчего менялась в лице госпожа Ипсиланти, мне было невдогад. Кто их знает, женщин, какое у них устройство.

Кончались такие паузы всегда одинаково. Агриппина, будто спохватившись, оглядывалась на портрет, по ее лицу пробегала тень - и хозяйка уходила на кухню по какой-нибудь неотложной надобности. Горничной-то в доме не было, с чаем Агриппина Львовна и Диана управлялись сами.


Но в этот раз она и капитан умолкли что-то уж очень надолго. Я покосился на Диану. Та опустила длинные ресницы, но из-под них нет-нет да посверкивали искорки: моя соседка исподтишка наблюдала за Платоном Платоновичем и своей опекуншей.

- Гера, вы просили, чтоб я показала вам свой альбом. Пойдемте, покажу, - сказала Диана и поднялась.

Она, когда обращалась ко мне громко и «по-взрослому» - всегда называла меня на «вы».

- Ничего я ее не просил, - удивился я.

- Иди же ты… - шикнула она и ударила ногой по щиколотке.

По-моему, Иноземцов с Агриппиной даже не заметили, что нас в гостиной нет.

Отошли мы, правда, недалеко. В коридоре Диана приложила палец к губам, сама осторожно выглянула из-за угла. Я, конечно, тоже стал подглядывать поверх ее затылка. Ее волосы щекотали мой подбородок, я немедленно «повис».

Госпожа Ипсиланти, наконец, вспомнила про портрет. Поглядела на него, построжела лицом. На кухню не убежала, но отодвинулась от Платона Платоновича и поправила локон.

- Что ж вы яблочного пирога? - немножко странным голосом спросила она.

Капитан, покраснев, ответил тоном, каким обычно читал мне Пушкина и Лермонтова:

- Ваш яблочный пирог - лучшее, что я видал на свете. Слово чести, да-с.

- В самом деле? - взволновалась Агриппина. - Я так польщена…

И опять умолкли.

Диана дышала часто, а пальцы держала у губ.

- «Лучшее, что видал на свете», а сам не ест, - шепнул я.


Она в ответ:

- Дурак ты. Разве о пироге речь?

Я удивился:

- А о чем еще? Знамо о пироге.

- Эх ты, «знамо». - Диана мечтательно покачала головой. - Это он ей на самом деле говорит: «Люблю вас - не могу». А она ему: «Вы, сударь, мне милы, не стану скрывать. Но сердце мое разбито, и склеить его никак невозможно».

- Чего это оно разбито? Из-за него что ли? - Я кивнул на портрет. - Когда он помер, супруг-то? Давно хочу спросить, да неловко.

- Восемь лет прошло. Они побыли мужем и женой всего один только день. Потом он ушел в море и не вернулся. За Гибралтаром во время шторма его смыло волной. Красиво, да?

- Чего тут красивого? - Я передернулся. - Меня раз ночью тоже чуть с палубы не смыло. Шквал налетел, окатило волнищей. Она холодная, тащит… Бр-р-р!

- Я не про волну! - Диана тихонько всхлипнула. - Как подумаю: один-единственный день - и в нем всё счастье жизни! Как лучик солнца между черных туч!

Не понравилась мне этакая красота.

- Вообще-то, если она пробыла замужем только один день, через восемь-то лет можно бы уже оттаять, не мучить зря хорошего человека.

Она на меня оглянулась, посмотрела, хоть и снизу, но все равно будто свысока.

- Мы, женщины, если полюбим, то навсегда. Мужчинам этого не понять.

И опять отвернулась.

В это время капитан, глухо кашлянув, сказал - получилось как-то очень жалобно:

- С другой стороны, в прошлый четверг имбирное печенье тоже было чрезвычайное-с. Невозможно забыть.


- В самом деле? - всплеснула руками Агриппина. - Нет, в самом деле? Мне очень, очень приятно это слышать…

Тут уж и мне показалось, что для имбирного печенья, еще и прошлонедельного, как-то оно слишком у них чувствительно получилось.

- А это они про чего? - шепнул я.

- Он ей про сердечную муку, - перевела мне Диана. - А она ему: «Душа моя разрывается меж ним и вами. Но не отчаивайтесь, надежда есть».

Я совсем запутался.

- Погоди. То «навсегда», а то - «надежда есть»? Так есть надежда или нету?

Диана вздохнула, смахнула слезинку.

- Если кто-нибудь очень сильно, прямо ужасно сильно полюбит, то всякие чудеса случаются. Вдребезги разбитое сердце может взять и склеиться…

Все-таки вскочила Агриппина, кинулась поправлять черную ленту на портрете, хотя она ничуть не перекосилась.

Порывисто обернулась - и вдруг спрашивает:

- Что это за пузырек вы всё в руке вертите? Я не раз примечала.

- Ничего-с… - пролепетал Иноземцов. - Капли от сенной лихорадки. У меня бывает-с.

Даже издали было видно, как он побелел.

А я нисколько не испугался, хотя в этот миг капитан чуть не налетел на рифы.

Слова Дианы опьянили меня и вознесли высоко над бренной землей.


Вот почему мне увиделся сейчас именно этот весенний вечер. Он подарил мне надежду.

^ Если кто-то очень сильно полюбит, то может случиться и чудо. Она сама это сказала!

А разве мало в моей жизни было чудес?




bezopasnaya-ekspluataciya-gruzopodemnih-mashin-stranica-6.html
bezopasnie-shini.html
bezopasnij-turizm-vedomosti-tatyana-romanova-09092008-169-str-b6-situaciya-vokrug-abhazii-i-yuzhnoj-osetii-9.html
bezopasnost-bibliograficheskij-ukazatel-dekabrya-2006-g-dekabr-2007-g.html
bezopasnost-dvizheniya-1986g-glava-1-klassifikaciya-sredstv-peredvizheniya.html
bezopasnost-ekspluatacii-gruzopodyomnih-mashin.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/russkie-politiki-estonii-nadeemsya-na-sblizhenie-nashih-stran-grizlov-b-v-monitoring-smi-12-dekabrya-2007-g.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-elektivnogo-kursa-literaturnoe-kraevedenie-zemlya-a-s-pushkina.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zagolovok-algoritmizaciya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vosemnadcat-lekcij-prochitannih-dlya-svyashennikov-v-dornahe-s-5-po-22-sentyabrya-1924-goda-i-vosproizvedennih-po-zapisyam-uchastnikov-rudolf-shtajner.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pishevaya-promishlennost-sahalinskoj-oblasti.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tablica-2-prichini-ostrih-nesterpimih-bolej-v-grudi-s-m-tkach-klinicheskie-lekcii-po-vnutrennim.html
  • college.bystrickaya.ru/1organizacionnie-strukturi-upravleniya-4.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obshaya-biologiya-otveti-na-bileti-bilet-1-stranica-9.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-inostrannij-yazik-specialnost.html
  • textbook.bystrickaya.ru/iz-istorii-literaturovedeniya.html
  • lecture.bystrickaya.ru/4sostavlenie-byudzhetnih-tablic-proekta-patentnaya-programma-10-15-kontakti-10-prilozhenie-obrazec-spravochnika-kodov.html
  • studies.bystrickaya.ru/astronomiya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-specialnosti-nalogi-i-nalogooblozhenie-stranica-6.html
  • occupation.bystrickaya.ru/o-scenah-andre-morua-pisma-neznakomke.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/monitori-chast-2.html
  • grade.bystrickaya.ru/nacionalnij-reestr-pravovih-aktov-respubliki-belarus-2003-2-88881.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/a-efros-repeticiya-lyubov-moya.html
  • universitet.bystrickaya.ru/transformaciya-filosofii.html
  • grade.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-521101-istoriya-metodologiya-i-teoriya-socialnoj-raboti.html
  • occupation.bystrickaya.ru/novij-dvorec-hudozhestvennoj-gimnastiki-nachnut-stroit-letom-propaganda-sporta-i-realizaciya-federalnoj-celevoj.html
  • student.bystrickaya.ru/-chast-vtoraya-nachalo-ohoti-ernest-heminguej-zelenie-holmi-afriki.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskoe-posobie-k-uchebniku-upstream-stranica-4.html
  • control.bystrickaya.ru/bogu-seriya-guru-kripa-stranica-14.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-chempionate-rossii-opredelilas-trojka-prizerov-itogi-kruglogo-stola-sovremennie-sportivnie-sooruzheniya-rossii.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-g-verhnyaya-pishma-ivanova-albina-grigorevna-master-proizvodstvennogo-obucheniya-vkk-gou-npo-so-pu-yunost.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/osnovi-sovremennoj-pravovoj-sistemi-organov-gosudarstvennoj-bezopa.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/raspisanie-raboti-prepodavatelej-kafedri-gazohimii.html
  • credit.bystrickaya.ru/planirovanie-i-analiz-chislennosti-rabotnikov.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/ukraine.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kakih-razmerov-vselennaya-stranica-7.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rezultati-promezhutochnoj-attestacii-za-poslednie-3-goda-uvazhaemie-uchashiesya-pedagogi-i-roditeli-shkoli-administraciya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vii-persej-ili-vojna-kniga-vtoraya-aforizmov-ob-istolkovanii-prirodi-ili-ocarstve-cheloveka-.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskuyu-razrabotku-sostavil-kmn-docent-kostornaya-iv-metodicheskaya-razrabotka-dlya-studentov-po-provedeniyu.html
  • college.bystrickaya.ru/12-tematika-i-poetika-rannej-grecheskoj-meliki-tvorchestvo-sapfo-alkeya.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-ryazan-2005-udk-330-101-540-ekonomicheskaya-teoriya-metodicheskie-ukazaniya-ryazan-gos-radiotehn-akad-sost-t-m-gluhenko-ryazan-2005-24-s.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.