.RU

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ОТКРОВЕНИЕ ДУШИ - Виктор Юрьевич Кувшинов


^ ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ОТКРОВЕНИЕ ДУШИ


ГЛАВА 6. ПЕРВЫЕ ШАГИ

— основной закон окончательно нарушен…

— мы еще терпели, пока на изнанке появлялись "собаки с макаками", но мириться с этим безобразием больше нельзя…

— да, впервые душа без плотной оболочки вышла на изнанку реала из живого тела…

— надо усилить давление, пока не поздно…

— но нам нельзя непосредственно запрещать им что-либо делать — это будет прямым нарушением закона свободы выбора…

(из обмена мыслями где-то в астрале)

***

Полночь. Я прибираю комнаты. Отпущенные моим благородным жестом, гости, счастливо хохоча, разбежались из моей квартиры, оставив за собой, как на поле боя, посуду, объедки, разбросанные вещи и веселое настроение — за что я им очень и прямо-таки безгранично благодарен. Несмотря на пытку домашней работой, я улыбаюсь: У нас все получилось! И мы обладатели великой тайны! Я вспоминаю мгновение за мгновением своего выхода «туда».

Началось все с того, что я обнаружил себя висящим где-то под потолком и оглянулся посмотреть вокруг. Внизу копошились мои приятели. Мне как-то непривычно было смотреть на них сверху вниз, и я вдруг переместился вниз, «встав» на пол. Пола я не почувствовал, но услышал, как Слава сказал:

— Вводи антидот!

Таша наклонилась к кушетке и, как я не подготавливался к этому, я просто остолбенел от страха, когда увидел себя, мертвого, лежащего на кушетке из-за отодвинувшейся Ташиной спины. Я долго приходил в себя. Потом посмотрел на компьютер и увидел, что мое сердце бьется нормально. Успел еще подумать, что почему-то плоховато слышу звуки. Только сказанные слова:

— Ну что, будим? — спросила Наташа, и тут я заметил, что она трясет и похлопывает меня по щекам. Меня охватило беспокойство, и я потянулся к своему телу. После этого наступило мгновение беспамятства, и вскоре я «проснулся», лежа на кушетке. Я услышал откуда-то издалека доносившийся голос Славки:

— Пошла энцефалограмма!

Какое-то мгновение я собирал свои разбежавшиеся мысли и, потом мой взгляд сконцентрировался на напряженном лице Таши, хмурящей брови и всматривающейся в мои глаза. Она сказала отрывисто:

— Он просыпается!

Я сообразил, что все получилось. Схватил Ташу, прижал к себе и поцеловал ее в губы. Не скрою — мужик я или не мужик, чтобы таким случаем, да не воспользоваться?! И было чем!

Девушка оттолкнула меня, испуганно крикнув:

— Дурак!

Я не согласился и благим матом заголосил:

— Ур-ра! Получилось!

Таша тут же исправила положение и, уже сама меня обнимая и целуя в щеки, говорила:

— Ой! Я так испугалась, что у тебя крыша съехала! — и в общем-то, она была права. Я бы, наверно, тоже испугался нешуточно, если вдруг оказался в объятиях полоумного и экзальтированного приятеля.

Славка, в свою очередь, орал, смотря поочередно то дисплей компа, то на нас:

— Осторожнее! Клеммы не сорвите! Хватит с нас обезьян! Вы их, кажется, не умнее!

А Федька даже, как-то несвойственно ему, растерянно притих и тихо спросил:

— Ты что, правда «там» был?

— Все ребята! Я вышел из тела! Под потолком летал! Даже на компе графики разглядывал! — я продолжал восторженно орать, как дитя, получившее новогодний подарок. Мысли счастливо прыгали в моей голове, и мне хотелось самому прыгать вместе с ними.

— Все, успокойся, полежи еще, — просила Таша и счастливо приговаривала. — Я тебя по головушке поглажу за это. Хороший ты наш, Гагарин! Сейчас мы с тебя еще раз все показания снимем и все!

Я притих на кушетке, расплывшись в блаженной улыбке и перебирая в памяти события моего путешествия под поглаживание Ташиной руки. Эх, помечтать хоть! Когда еще такое участие у подобной красавицы заработаешь? В голове невольно прокручивались кадры, то с озабоченным и беспокойным, то со счастливым и радостным лицом Таши. Я прислушался к своим ощущениям. Да, была определенная радость от удавшегося эксперимента, но не только.

Наконец я поймал за хвост ускользающую мысль, приводящую меня в восторг и смущение одновременно. Я получил доказательство, что все мои материалистическо-научные взгляды на жизнь в корне неверны, а мир намного сложнее и больше, чем я до этого представлял! Да, а каково Федьке? Одно дело — по вечерам спьяну болтать о великих нестыковках физики, а другое дело — вот так вот, лоб в лоб с необъяснимыми фактами столкнуться. Ничего, придумает теорию какого-нибудь пси-поля или четвертого измерения. Да и без него этой лабуды напридумано столько…

— Ну все, снимаем все провода и трубки! — скомандовал Славка, и я почувствовал, как нежные Ташины пальчики срывают пластыри с остатками моей шерсти.

— Ой-ой! — не выдержал я, — Таша сообразила, что эпиляция — не каждодневное упражнение для меня, и хихикнула. — Вот тебе! Будешь над волосатыми обезьянками еще издеваться?!

Потом меня обтирали, поднимали, одевали — только что не облизывали. Короче, я чувствовал себя королем бала (и даже немного Машей), раздавал всем великодушные улыбки, а в ушах у меня стояли звуки фанфар и праздничных фуг. Когда мы основательно прибрали все вокруг, Слава заявил, что я, на всякий случай, должен посидеть часок-другой у них в лабе. Я не возражал, и мы тут же уселись водить беседы за чашкой чая. Меня, по свежим следам, основательно потрошили на все мелкие детали, которые я мог и не мог заметить.

— А могло тебе только показаться, что ты летал под потолком? — спрашивал Федька. Видимо, его сильно замучили внутренние противоречия. Я даже несколько испугался за друга, глядя на то, как он притих и сидит, словно мышка, в углу комнаты, смотря на меня почти жалобными глазами. Что-то я его таким никогда не видел…

Я долго думал над его вопросом и понял, что в общем-то не могу абсолютно доказать, что летал под потолком. Пришлось признать, что, кроме вида Федькиной залысины сверху, меня ничего сильно не поразило. Что я и выразил пожатием плеч и задумчиво скривленной гримасой. Пока я думал, летал я или не летал, Таша выдала идею — завести книгу техники безопасности:

— Пока мы ничего не знаем, куда мы попали, нам надо очень осторожно продвигаться вперед! В любом месте нас могут ждать неизвестные опасности! — говорила Таша и даже сама не знала, как она тогда была права! А я еще смеялся:

— Вот залезешь в комп и окажется, что твое сознание в эту железяку намертво переселилось! Вот незадача!

— А ты не смейся! Откуда ты знаешь, что это невозможно? — обидевшись, надула губки Таша.

— Вообще-то правильно, — благородно заступился за свою половину Слава. — Каждый раз, когда будет возникать опасность или что-то непонятное, нам нужно информировать друг друга об этом.

— А что ты еще помнишь? — спросила Таша, и я подробно пересказывал свои впечатления.

— А себя ты видел? — этот Ташин вопрос поставил меня в тупик. Я опять долго думал и понял, что видел только свое «мертвое» тело, а вот на летающего себя посмотреть забыл.

— А что ты слышал?

Я почувствовал хватку профессионального психолога на допросе, и засуетился:

— Ташенька, понимаешь, я могу сказать, что слышал ваши слова, но вот звуков, как будто не было!

— А мысли ты наши "слышал"? — доканывала меня Таша, и я взмолился:

— Ташенька! Прости ты меня — осиновую голову! Не сообразил я этого сделать! — Действительно, насколько Таша оказалась права в том, что я непрофессионал в этом деле! Я, оказывается, мог бы сделать столько полезных наблюдений, вместо того, чтобы болтаться под потолком, как воздушный шарик, а лучше сказать — надутый придурок!

— Ну что ты расстраиваешься, как маленький! — стала успокаивать меня, действительно, как маленького, Таша. — Не переживай! У тебя времени-то было всего несколько минут! Да еще в первый раз — немудрено растеряться! Сами скоро разберемся!

Ташины глаза мечтательно начали бродить по стенкам и потолку, явно прицеливаясь, где бы полетать. Я понял, что надо прервать эти мысли в зародыше и соблюдать хотя бы минимальную осторожность.

— Нет! — я с твердостью в голосе возразил. — Подождем пару дней, посмотрим на мое здоровье, потом на Феде попробуем и, уже после этого — на вас со Славой. Сама же говорила о технике безопасности! — несмотря на профессионализм Таши, я не мог пойти на то, чтобы рисковать сразу двумя любящими друг друга людьми. А Федька был такой же независимый ни от кого оболтус, как и я, и поэтому, лучше подходил на роль подопытного кролика, несмотря на его полную неосведомленность в данном вопросе.

Потом я расчувствовался и позвал всех сегодня к себе в гости:

— Ребята, вы не представляете, как я вам благодарен за то, что вы позволили обвести вас вокруг пальца, как маленьких, и дали мне первым совершить полет сознания по маршруту кушетка-потолок-кушетка! Поэтому, я не принимаю сегодня никаких отказов от моего приглашения на вечернюю попойку у меня дома! Чур, по пути заедем в магазин, и затаримся там всем, чем надо. Вот, я все сказал! — закончил я пламенную речь. Возражений на нее не последовало, даже больше — она была встречена полным одобрямсом всех присутствующих!

Вечером разговоры крутились вокруг одной и той же темы. В результате наших полупьяных анализов ситуации, мы установили, что я с набольшей вероятностью все же покидал свое тело. При этом видел все вокруг, произвольно меняя свою позицию, и слышал переговоры ребят. Однако, ничего больше с высокой достоверностью сказать не мог. Сказывалась непродуманность подготовки «космонавта». Поэтому Таша, видимо, внутренне со мной согласившись на то, что в следующий раз жертвуем Федькой, инструктировала того:

— Когда выйдешь из тела, тебе нужно будет собраться с мыслями и понять: что и как ты видишь и слышишь. Не пугайся своего спящего тела! Потом, посмотри на свое астральную или духовную форму — постарайся понять, как она выглядит.

— Давайте договоримся, что не будем пытаться далеко уходить во время первых опытов. Сначала все «летаем» только в одной комнате несколько минут и возвращаемся обратно! — я сам не заметил, как стал ярым поборником техники безопасности — вот, что опыт с людьми делает!

— Я придумал, как нам проверить, выходил из тела человек или нет! — заявил Слава. — Надо быстро написать что-нибудь на бумажке и положить ее на стол, пока «космонавт» в отключке!

— Только писать надо фломастером одну большую цифру или букву. Я читала, что у многих во внетелесном опыте были проблемы с чтением текстов. Строчки как бы расплывались, — добавила Таша.

…стоя на кухне и моя посуду я продолжал сам себе улыбаться. Может этот день и есть вершина моей жизни? Мало кому на свете удавалось первым совершить или придумать что-то такого же уровня! А может быть это только начало, и впереди нас ждут открытия и испытания гораздо большего масштаба? И что-то подсказывало мне, что так оно и будет…

***

Два дня прошли абсолютно без каких-либо последствий для моей психики и здоровья. Я чувствовал себя даже лучше своих «коллег», которых мучили какие-то сны по ночам и головная боль днем. На третий день мы опять собрались у Славы, но начали опыты с меня, сверяя мои свежие ЭКГ и ЭЭГ со старыми. Все было в абсолютном порядке, и мы переключились на Федю.

— Ну, сегодня ты у нас за подопытного кролика! — хищно оскалившись, я накинулся на Федьку.

Он несколько затравленно, но в целом мужественно улыбаясь, сказал:

— Я готов, — потом, помявшись, все-таки признался. — Я уколов боюсь немного. Это вам медикам-биологам садистам-мазохистам не привыкать, а я человек сугубо технический — не привык, чтобы во мне ковырялись.

— Ты что, отказываешься?! — в лоб спросил его Слава.

— Нет-нет! Я только прошу, поаккуратней с моим телом обращайтесь. Оно ж у меня одно, любимое! — Федька прямо-таки разрывался между потребностью показать себя героем и животным страхом перед шприцами.

— Так! Уколем мы тебя всего один раз, но канюлю мы обязаны тебе поставить! Нам нужны биохимические показатели при первых экспериментах, чтобы не прозевать момент, если у тебя почки или печень сбои начнут давать. Если первые выходы пройдут нормально, потом будем только пульс измерять. И не бойся, я тебе вену с одного раза найду, у меня рука набита! — прочитал небольшую нравоучительную лекцию Слава.

Больше Федьку мы слушать не стали. Накормили его лекарством и уложили на кушетку. Слава, действительно одним махом всадил иглу в вену, так что Федька и охнуть не успел. А Таша ловко его окутала сетью проводов с электродами.

— Все! Тушка кролика готова! — налаживая показания приборов, заявил я. — Сейчас душку этой тушки отправим погулять!

— Помни! Ничего не бойся! «Посмотри» на себя. Послушай звуки и прочитай, что я тебе напишу на бумаге! — давала последние напутствия Таша.

— Поехали! — скомандовал Слава, надев шапку с электродами Феде на голову и включив генератор импульсов. Федька, недолго думая, отключился вместе с его энцефалограммой.

— Все в норме! — сказал я, выводя чувствительность ЭЭГ на максимум и ловя слабые мозговые токи. Таша подскочила к столу и что-то быстро написала жирным фломастером на листке бумаги. Слава, тем временем, вводил антидот. Мы подождали еще десять минут, Таша взяла пробу крови с канюли и мы начали будить Федьку. Теперь, уже на его долю достались нежные женские похлопывания и потряхивания. Спустя минуту, Федька открыл глаза и попытался повторить мои обнимания с Ташей, но она уже была к этому готова и, смеясь, уперлась рукой в кушетку, подставив для поцелуев только щечки. Федька, между тем, заорал:

— Пять!

— Что пять? — ничего не понимая, спросил я.

— Ура! Ты увидел! — уже сама бросилась целовать Федьку Таша. До меня, наконец, дошло — это была цифра, нарисованная Ташей на бумаге, и это неоспоримо доказывало, что Федька «подсмотрел» то, что находилось на столе.

— Всем оставаться на местах! — гестаповским голосом скомандовал Славка. — Пишем телеметрию еще десять минут.

— Ой, мамочки! Как я испугался вначале! — не мог удержаться Федька и рассказывал, лежа на кушетке. — Представляете, вдруг чувствую, что всплыл над кушеткой. Поворачиваюсь, а передо мной моя синюшная харя.

— Вот к чему приводит курение! За цветом лица следить надо! — съязвил я.

— Спасибо Ташенька! — Федька прочувственно посмотрел на девушку. — Если бы не вспомнил твоих напутствий, так и прометался бы все время, как рыба в банке.

— Вот видишь, как наша техника безопасности уже работает! — сказала Таша, по-прежнему сидя на краю кушетки и держа Федю за проткнутую руку. — Ну и что ты дальше делал?

— Я собрался и стал выполнять твои поручения: во-первых «посмотрел» на себя — в принципе, абсолютно такой же, как и сейчас, даже одежда та же. Потом кинулся к столу — там, на бумажке цифра пять нарисована. Но у меня и не было сомнения, что я гуляю по комнате наяву. Да, и еще: я попытался вслушиваться. Но здесь есть какая-то странность. Я слышал ваши разговоры, но в остальном — была тишина! Даже не тишина, а какие-то шорохи или шепот. То есть звуки были, но совсем другие, чем в реальности.

— В следующий раз надо будет погреметь здесь чем-нибудь основательно, — сделала вывод Таша. — Ты за пять минут собрал больше сведений для моей кандидатской, чем я за два года! Все, ребята! В следующий раз иду я!

— Только через мой труп! — сразу последовал ответ Славы. Он твердо смотрел Таше в глаза, и даже мне стало ясно, что спорить с ним бесполезно.

— Но Славочка!.. — попыталась возразить Таша.

— Нет! И не пытайся на меня давить. Следующий раз «иду» я! — кажется, пред моими очами разыгрывалась настоящая семейная драма, но продолжения я не увидел. Таша вдруг сникла, сдавшись (чего я, при ее характере, никак не ожидал), и сказала:

— Ладно, Славочка, но мне страшно тебя отпускать! — и уже жалобно посмотрела на него.

— Пойми, мне еще страшнее тебя отпускать! — смягчившись и извиняясь, сказал Слава.

— Но нам придется это сделать!

Мне надоела это очередное признание в любви, и я заметил:

— Мы будем подопытного кролика и дальше мариновать или сразу прикончим, чтоб не мучился?

— Ах да! — воскликнул Славка, и мы бросились отключать приборы и освобождать Федьку от медицинских пут…

***

Федькино здоровье, как и мое, не пострадало от выхода в подпространство. Мы условились так называть это явление, хотя и предлагалось много вариантов, типа астрал, ментал, под- и над-пространство и четвертое измерение и бог знает, что еще. Но, поскольку мы не знали наверняка, с чем столкнулись, то и выбрали самое нейтральное слово — подпространство.

Выждав еще пару дней, мы провели опыт на Славе. Вот тут я и понял, что нельзя ставить опыты на родственниках или, лучше сказать, на близких людях, или даже еще правильнее — на любимых. Мне с Федькой приходилось больше успокаивать и ободрять Ташу, чем подготавливать и следить за экспериментом над Славой. Естественно, что все иголки и электроды пришлось ставить мне, из-за полной неспособности Таши что-либо делать трясущимися руками. Не успели мы усыпить Славу, как она тут же хотела вводить антидот. Я успел только притормозить ее, напугав, что это может быть опасно. Она уже чуть не в истерике, выждала минуту, ввела антидот и тут же бросилась будить Славу. То, что он, естественно, не мог мгновенно выйти из «спячки», довело Ташу до полной истерики. Она причитала, рыдая:

— Ну Славочка! Миленький! Что ж ты так долго! Открой глазки! Я тебя очень прошу! — вокруг творился какой-то бедлам. Я не знал, что делать с чуть не бьющейся в истерике девушкой. Федька тоже пытался ее успокаивать, но все было бесполезно. Не знаю, чем бы это все кончилось, если бы через пару минут Слава не открыл глаза и, улыбаясь, не стал журить Ташу:

— Ну что же ты, моя маленькая паникерша? Не дала мне даже толком сориентироваться, как пришлось тут же возвращаться и успокаивать тебя! — Слава гладил вцепившуюся в него, трясущуюся и всхлипывающую подругу. — Между прочим, ты там неслабо фонила своими чувствами!

Я отслеживал Славкины параметры. Он умудрился поставить абсолютный рекорд по скорости выхода оттуда. В отключке он пробыл всего три минуты! Одну до введения антидота, и две после. Да! А нам это показалось вечностью. Вот, что женская истерика сделать может!

Славка настоял на том, чтобы с Ташей эксперимент провести в понедельник, а в выходные еще последим за нашим здоровьем.

***

Самым информативным, из всех наших первых попыток, стал Ташин выход в подпространство. Впрочем, как этого и следовало ожидать, при ее профессиональном подходе и предварительной информированности о наших опытах. Она сразу морально обработала Славу так, что у него не оставалось ничего другого, как разыгрывать из себя героя:

— Слава, я знаю — у тебя великолепная выдержка! Ради меня, пожалуйста, сиди за компьютером и не отходи оттуда, а все остальное сделает Женя. Ты знаешь, он поопытнее нас в этих делах будет. И я очень прошу — дайте мне лишних пять минут! Я должна выяснить много вещей для себя. И не забудьте пошуметь чем-нибудь.

Славкина неспособность к проведению опыта выяснилась сразу, когда он подошел с канюлей с Таше. Видя его растерянность, Таша скомандовала:

— Я же сказала: иди к компьютеру, а Женя все сделает! — Слава беспомощно передал мне пластиковую упаковку и уселся у компа. К его чести, больше он оттуда не сошел до самого возвращения Таши из «командировки».

Если вы думаете, что это очень легко, втыкать иглы в прекрасные женские ручки — вы жестоко ошибаетесь. Я все-таки не врач-живодер и втыкаю иголки преимущественно зверушкам. Собрав себя в кучу и сделав каменное лицо, я безжалостно воткнул иглу под прозрачную кожицу и, к великому своему и Ташиному счастью, сразу нашел вену. Благо — она была слегка видна, подергиваясь тоненькой голубой жилкой.

Но каменную рожу мне пришлось сохранять и дальше. Поверьте, созерцать, да еще и принимать участие, в невинном женском стриптизе, одинокому мужчине весьма нелегко. Особенно, когда чувствуешь тщательно скрываемое смущение девушки при изящном снимании носочков и скромном расстегивании кофточки. Ситуацию спасало ревнивое сопение Славки за моей спиной. Так что я продолжал протирать нежную кожу на прекрасной девичьей груди и лепить электроды, якобы "как ни в чем не бывало". Хорошо еще, хоть лифчик не снимали, а то я бы в обморок еще упал от восторга! Наконец, после этой игры в невинных мальчиков и девочек, все было готово.

Опыт прошел без сучка и задоринки. Правда, теперь уже Славка с каменным лицом уставился в комп, пытаясь раздавить мышку в руке. Хорошо, что она пластмассовая, и ей все равно. Самая большая неожиданность произошла на последних, лишних пяти минутах, выпрошенных Ташей. Лежащее без сознания на кушетке прекрасное и бесхозное девичье тело вдруг слегка вздрогнуло, глубоко вздохнуло, и Таша, открыв глаза, счастливо улыбнулась:

— Привет мальчики! Вот я и вернулась! — и хитро сощурившись, добавила. — Сама! А вы что меня не целуете — не поздравляете?!

Мы действительно оторопели, так как не ожидали, что она сама вернется. Я быстрее всех вышел из ступора и, пользуясь своей близостью к телу, бросился к нему с поцелуями. Но, чтобы не быть разорванным разъярившимися соперниками, пришлось ограничиться щечками. Мда, я бы не прочь и грудь поцеловать хотя бы. Ну почему это считается плохим тоном? Ладно, все равно было здорово! И все остались счастливы и довольны!

Оказалось, Таша не теряла там время даром. Уже выходя из тела, она пыталась фиксировать свои ощущения, и ей показалось, что она как бы выскальзывает откуда-то изо лба или темечка. Потом она «воспарила» к потолку отметив про себя, что это наверно первая непроизвольная реакция нашей души. (Мы решили называть эту нашу астральную субстанцию душой, а не сознанием или астральным телом, например, так как это, наверно, наиболее подходящее и простое слово.) Она осмотрелась, увидела себя, лежащей на кушетке, и меня, поедающего глазами ее бесхозное тело. Потом она осмотрела свои новые руки и ноги, которые были копией лежащего на кушетке тела. Дальше она опустилась на пол и попробовала пройтись по нему, что ей вполне удалось. Потом она представила, что, как будто, идет по болоту, и стала проваливаться в пол по щиколотку, но при этом, также свободно шагала по комнате.

После этого остановилась за спиной у Славы и начала прислушиваться. В это время я как раз сообщал, что ввожу ей антидот, и эти слова она ясно услышала. Потом она продолжила вслушиваться в напряженную тишину и у нее, как в приемнике при усилении громкости, начал нарастать какой-то шепот и шорохи. И в это время Федька, видимо вспомнив, что обещал, стал колотить ручкой по столу. Вот тут-то Таше пришлось сильно удивиться. Она почти ничего не слышала! До нее доносились только очень слабые, на грани шуршания эфира, звуки. Тогда она решилась подойти вплотную к Славе, и вдруг, стала улавливать окружающие звуки гораздо лучше. Отодвинувшись, она снова оказалась в относительной тишине. Затем она взглянула на таймер и увидела, что осталось две минуты до «побудки» и решила сама вернуться в тело. Просто мысленно потянулась к нему и "закрыла глаза". Открыв их, она уже наблюдала мою рожу, тупо-сосредоточено уставившуюся на ее грудь. Не подумайте плохого (а может и хорошего?) — я только заметил в этот момент ее глубокий вздох!

Пока самописцы записывали показания ее прекрасного тела, Таша успела нам выложить столько новой информации, что нам ее хватило на несколько часов обсуждения. Уже освободив девушку и перейдя к традиционным чайным процедурам, мы успокоились и попытались подвести итоги. Я начал с физиологических:

— Посмотрим еще пару дней, но вообще-то можно сделать вывод, что ни процедура, ни лекарство не оказывают видимого негативного влияния на организм. Тем более что мы пользуемся в десять раз меньшей дозой, чем средняя терапевтическая. Похоже, этим методом можно пользоваться без проблем даже в домашних условиях и без антидота. Ну, а о долгоиграющих последствиях я говорить, сами понимаете, пока не могу — нет данных. Хотя сам препарат, судя по клиническим анализам, безвреден.

Все заслушали мой импровизированный доклад с большим вниманием. Но ни возражений, ни добавлений не последовало, кроме одного комментария.

— Доктор дает добро на поездку в морг! — радостно заявил Федька.

Дальше уже Таша взяла бразды правления собранием в свои руки:

— Давайте, теперь подведем первые результаты того, что нам удалось узнать о подпространстве, и наметим, что делать дальше. Во-первых, мы реально выходили из тела и это не бред нашего сознания. Во-вторых, мы можем свободно перемещаться в пространстве по своему желанию и можем проходить твердые предметы. В-третьих, мы видим свет там, по всей вероятности, так же как и нашими глазами здесь. Вот со слухом какие-то неувязки. Мы слышим разговоры, но почти не слышим других звуков. Хотя, когда я приблизилась вплотную к Славе, я стала лучше слышать.

— Давай, я тебе помогу, — вмешался Федя. — Мне кажется, что душа воспринимает из физических величин только фотоны света. Колебания других электромагнитных, гравитационных полей и воздуха или звука, не ощущаются.

— Зато улавливаются мысли. Иначе сказать, то, что мы слышали как слова, были мысли людей, — добавил Слава, и Таша сразу подхватила его мысль:

— Точно! Когда я к тебе приблизилась, то стала слышать твоими ушами, переводящими слуховые сигналы в излучение пси- или инфо-поля, или как там его еще. Ну, если такое существует.

— Да, придется взять за почти доказанный факт, что информационное поле существует и мысли излучаются людьми! — размышлял Федька, — Так почему же никто никогда не фиксировал их никакой аппаратурой?

— А очень просто! — я решил тоже прикинуться умным и развил тему. — Инфополе несовместимо ни с одной физической величиной, не влияет ни на какое физическое поле или материю и, поэтому, не существует для науки. Кстати, может душа воспринимает и свет не как фотоны, а как информацию, которую несет свет, отражаясь от предметов? Или вообще, воспринимает не окружающий мир, а информацию о нем.

— Ладно об этом! Выясним потихоньку, — подвела итог обсуждению Таша. — Сейчас надо наметить наши дальнейшие действия. Я предлагаю увеличить срок пребывания «там» и постепенно заняться дальнейшими исследованиями, обсуждая все проблемы и находки. Только всех предупреждаю сразу: далеко не уходить. Надо отследить динамику процесса возврата и освоить его лучше, чтобы при любой возникшей опасности драпать побыстрее. Мы же даже представить себе не можем, что может нас ждать «там», за стенами этой комнаты!

Смотрел я на эту группу заговорщиков и думал думу долгую. Кажется, мы влезли туда, где нас никто не ждал, и наши возможности могут возрасти неимоверно. А какое следствие? — Мы и наша технология становимся лакомым куском для всяческих темных организаций, как государственных, так и частных.

— Ребята, мы до сих пор не поняли главного: мы теперь словно варенье, выставленное на кишащую мухами помойку. Вы представляете, какая за нами начнется охота всяких заинтересованных сторон, если хоть капля информации просочиться наружу?!

— Хорошо, что хоть с вареньем сравнил, а не с тем, во что оно превращается после поедания! — облегченно вздохнул Федька.

— Спокойно! Именно это из нас и сделают, или, по крайней мере, с этим смешают, если мы не уйдем в глубочайшее подполье, — серьезно продолжил я. — Короче, я предлагаю переехать домой. Прибор, к примеру, возьмет Слава, а лекарство заберу я. Таким образом, никто не увидит этих компонентов вместе, даже при обыске. Сейчас зачищаем все возможные следы в лабораториях. Больше здесь все вместе не собираемся и ничего не обсуждаем. После того страстного интереса, проявленного к нам начальством, можно ожидать чего угодно, вплоть до прослушки, кстати — по телефонам тоже.

— А сейчас? — спросила Таша, панически озираясь вокруг.

— Надеюсь, что до этого еще не дошло. Может и вообще ничего не будет, и я съехал с катушек. Но здесь, как говорят в нашей доблестной милиции, "лучше перебдеть, чем недобдеть!" Сейчас, забираем все нужное по домам. А следующий раз собираемся у меня дома завтра вечером. Договорились?

Так, незаметно для нас, клуб балбесов-мэнээсов перерос в тайное общество энтузиастов отсутствующего сознания, то бишь, тех же балбесов, только под другим соусом.

***

Вечером, я в одиночку сидел и прихлебывал непонятного состава напиток, видимо по ошибке называемый кофе, на летней террасе Пингвина — глупое название глупого заведения. Главным и наверно единственным преимуществом его было то, что он находился на полпути пешком с работы домой на краю большого и ухоженного парка. Так что я сидел, поглощал калорийные бомбочки в виде донитсов, заливая их суррогатом, наверно, выполненым из корней кофейного дерева, и любуясь на большущие липы, высаженные вокруг красивого пруда.

Славка с Ташкой отправились праздновать события вдвоем. Их можно было понять — им было о чем пооткровенничать и помечтать. У них были с собой первые переживания и огромный новый мир, ждущий для того, чтобы открывать им свои тайны. Сейчас, я даже где-то завидовал им, так как сам остро чувствовал потребность в таком сопереживании, а Федька, как назло, отправился в поездку на пару дней с инспекцией в филиал института за двести километров.

Солнце уже решило покинуть этот мир, на прощанье раскрасив небосвод в багровые тона. Пора было отрывать седалище, расслабленно приросшее к стулу, и топать домой. Можно было бы и подольше посидеть, но потом на ощупь пробираться по темному парку — нет уж, увольте! Нехотя, я проделал означенную процедуру подъема пятой точки и потопал в тихие объятия зеленого моря деревьев и трав.

Парк начал пустеть. Заботливые мамаши с их шумными чадами уже покинули дорожки, умываясь и ужиная по своим домам. Только влюбленные парочки да бичеватые граждане мирно сидели по редким лавочкам, кто целуясь, а кто считая собранные бутылки. По-видимому, и то и другое доставляло им одинаковое удовольствие. Главное, чтобы человек был счастлив, а что приводит его в это состояние не так уж и важно…

"Хотя и это, конечно, важно!" — подумал я, увидев неспешно бредущую ко мне группу из трех молодых людей. Для подростков — староватых, для взрослых — явно дебильноватых. "Опаньки! Опять вляпался!" — даже размытое вечерним расслаблением чутье подсказывало мне, что этим типчикам, для достижения их «счастья», нужно кого-нибудь превратить в состояние отбивной котлеты и, чем лучше будет отбита эта котлета, тем выше поднимется уровень их «положительных» эмоций.

"Мда, это мы уже проходили!" — мне сразу припомнился не такой уж давний инцидент, когда я сумел неслабо схлопотать по кумполу. И почему-то я уже не удивлялся и даже был уверен, что мимо меня эти хлопцы так просто не пройдут. Несмотря на панически скачущие мысли, в голове начал работать калькулятор, просчитывающий варианты событий: "Их трое. В изрядном подпитии. Но силушкой явно не обделены". С одним бы я, может, и справился, но с тремя — никаких шансов. Вокруг, как и полагается по развитию сюжета, никого. Единственное правильное решение — драпать, как только они начнут окружать или пойдут на близкий контакт. И тут не до глупого чувства ущемленного мужского достоинства. Тем более, свидетелей моего «позора» все равно не будет. Приближаясь к агрессорам, я утвердился в мысли, что герой — это дурак, которому повезло стать известным из-за своего, мягко говоря, непродуманного поступка. Но очень часто эта известность приходит посмертно. Мысль, что герои обычно защищают кого-то, я затолкал куда подальше. Я — не герой и защищать, кроме своего здоровья, мне сейчас нечего. События, тем временем, продолжали развиваться по классическому сюжету. Перегородив дорожку, битюги уставились на меня с пренебрежительно-дебильными ухмылками, и последовал стандартный вопрос:

— Дядя, закурить не найдется? — при этом левый налетчик начал двигаться вперед с явным намерением взять меня в кольцо.

— Ребята, а вы бегать умеете? — я состроил ехидную гримасу.

Они, явно озадаченные нестандартностью ответа, не могли понять, угроза это или так — риторический вопрос.

— А ты че, пугаешь, типа?! — размашисто сплюнув с плеча, выдавил из себя мысль самый битюгастый — явно пахан. Я понял, что истекают последние секунды для возможности удалиться в целости и сохранности. Поэтому только выкрикнул:

— Да! — и рванул в затяжной спринт от своих случайных визави.

К счастью, моя реакция оказалась быстрее, чем у обходящего меня сбоку оболтуса. Да и в скорости я им не уступил — все же я был более заинтересован в этом забеге. В результате, уже через тридцать метров пробежки, стороны убедились в бесперспективности дальнейшего участия в соревнованиях, и я трусцой продолжил вечерний моцион до окраины парка, где с удовольствием влился в вечернюю городскую суету.

"Ну вот и подразмялся немножко. Надо все же за физической формой следить!" — успокаивал я себя. А в голову лезли озабоченные мысли: "Неужели за всем этим что-то или кто-то стоит? Сколько лет по парку ходил — ничего не приключалось! С другой стороны, мало ли, что может приключиться. И все-таки, почему все происходит именно сейчас: драка с теми бугаями, сумасшедший медведь, придирки шефа, копание в вещах на работе, эти дурацкие сны-ужастики по ночам и постоянное чувство чьего-то присутствия. Невольно возникала мысль, что все это как-то связано с нашим открытием. Снова подумалось: "Ох, и вовремя же мы переместили свою деятельность домой. Будет ли там безопасно?"

***

Вечером следующего дня я ждал Славу и Ташу к себе в гости с генератором. Мы решили, что на этот раз «пойду» я. Время разминок закончилось. Сегодня я прогуляюсь с ветерком и плевать на технику безопасности. От нетерпежа у меня чесались руки, воспалился взгляд и настроение приподнялось явно на недозволенную высоту.

Звонок в дверь прервал мои размышления. Веселая парочка влетела в коридор, освещая его своей жизнерадостностью и энтузиазмом. Я проводил гостей в свои хрущевские хоромы, и мы стали готовиться к моему путешествию. Я похвастался новеньким пульсометром, купленным вчера в спортивном магазине, который отныне должен был контролировать сердце путешественника.

Получив инструктаж от Таши, я съел, уже ставшей привычной, «таблетку». Мы подождали, вспоминая последние напутствия и предупреждения, я одел «шапку» и Слава включил генератор…

На этот раз я старался замечать все детали и ощущения. Выскальзывание из тела произошло где-то из груди или из головы, но уж точно не из пяток. Сначала, как обычно, я завис под потолком, но потом быстренько опустился на ноги. Славка шутливо помахал мне рукой, ведя глазами по кругу, видимо, пытаясь угадать, где я сейчас нахожусь. Таша, смеясь, прокомментировала:

— Да, трудновато сориентироваться! Он как раз сейчас у тебя за спиной!

— А ты откуда знаешь? — испуганно спросил Слава свою красавицу.

— А ты и поверил? Доверчивый ты мой, ослик! — продолжала смеяться Таша.

Было, несомненно, весело наблюдать за их шутливыми препираниями над моим «усопшим» телом, но я решил, что пора приступать к своей околонаучной программе. Сначала я прошелся по всей квартире. Ощущения были стопроцентные, как вживую, даже ногами чувствовал пол, как будто забыл тапочки надеть, Посмотрел на ноги. И действительно — на ногах были только мои дырявые носки. Мелькнула мысль: "Я же забыл тапки в коридоре!" — Тут же я каким-то чудом переместился туда и одел лежащие на полу тапки. Ногам сразу стало уютно и тепло. И только сделав пару шагов в своей домашней обуви, я сообразил, что здесь что-то не так. Обернувшись, я увидел тапочки, лежащими на своем месте. Но на моих ногах они тоже были! Так! Потихоньку начинаем съезжать с остатков своего чахлого ума! С другой стороны, как можно съезжать с ума, не имея под рукой его носителя, то есть мозга? Нет, туда думать нельзя! Еще хуже будет!

Идем дальше. Что там у нас в программе было? Выйду-ка я на лестницу и вернусь обратно! Проход через зарытую дверь прошел удачно, и я решил вернуться через стенку. В момент прохождения стены стало темно. Этого и следовало ожидать. Слава с Ташей о чем-то беседовали в комнате, и я не стал им мешать. Впереди меня ждала неизвестность! Я вышел обратно на площадку и стал спускаться пешком по ступенькам. Навстречу мне поднималась соседка. Вдруг я испугался столкновения с ней и, заметавшись, провалился на этаж вниз. "О-го-го! Эдак я могу через любые стенки в любом направлении путешествовать!" И я, сориентировавшись, решился пронестись вдоль всего дома под потолком комнат.

Я прицелился и ринулся вперед! Стенки только мелькали темными бликами, и перед глазами пронесся калейдоскоп кадров с комнатами, пустыми и с людьми — старыми и молодыми, играющими и смотрящими телевизор, возящимися на кухне и спящими в кроватях, танцующими и даже влюбляющимися, прежде чем я, зазевавшись, не "врезался в стоящую на кухне и что-то готовящую женщину.

Я же забыл! Дом в середине делает ступеньку в пол этажа, и я оказался на уровне чуть выше пола — вот и врезался! Тем временем, женщина, как ни в чем не бывало, продолжала готовить ужин, что-то ворча на своего мужа.

"Вот это да! Я спокойно пронесся через весь дом, а через человека пройти не могу!" — я «встал», "подошел" сзади к женщине и попытался просунуть руку через нее. Рука уперлась в человеческое тело, а в моих ушах раздалось громкое шипение жарящейся в сковороде картошки и звуков работающего в комнате телевизора! По какому-то наитию я приблизился вплотную к женщине и услышал бормотание:

"…что же это фарш так липнет к рукам? Надо было наверно яиц больше добавить…"

Я отодвинулся — бормотание и все звуки пропали. Я посмотрел на лицо женщины — ее губы были плотно сжаты. Тогда я «встал» посреди горящей плиты «взял» ее голову обеими руками — звуки вернулись. Я сосредоточился на «мыслях» женщины и услышал:

"…сколько он там будет в этот ящик пялиться!" — губы женщины оставались плотно сжатыми. И вдруг, я почти оглох! И оглох бы, если бы мог: женщина открыла рот и крикнула:

— Сережа! Помог бы хоть чем-нибудь…

Отскочив от нее, я смог уже нормально «слушать» их диалог о распределении семейных обязанностей. Мне стало все более-менее ясно, и я продолжил путешествие вдоль дома.

«Пардон» — я опять еле увернулся от человека в подъезде и, пролетев стену, столкнулся с довольно молодой особой, принимающей душ в ванной комнате. Невольно оказавшись у нее в объятиях, мне ничего больше не оставалось, как восхитится формами прекрасного женского тела. Однако, смутившись своим бессовестным подглядыванием и пребывая в тесном контакте, я, кажется, сумел смутить и девушку, так как столкнулся с интересным явлением: юная купальщица вдруг куда-то исчезла вместе с куском ванной комнаты! То есть, все было на месте, но область ванны подернулась серой дымкой и как будто искажала изображение. Я мысленно почесал в затылке и, была не была, кинулся прямо на предполагаемое место размещения красавицы. Вместо того чтобы столкнуться с ней, я «соскользнул» вбок и вывалился в прихожую. Это меня заинтриговало. Я развернулся и, через стенку, попытался опять «напасть» на предмет моего интереса, и снова соскользнул, оказавшись в помещении с частично исчезнувшей ванной.

"Что же это такое? Неужели это прелестное создание почувствовало меня и смогло не только «закрыться», но и отбрасывать нахального наблюдателя? Получается, люди могут закрываться от таких астральных подглядываний! Кажется, правы были экстрасенсы, когда что-то говорили насчет мысленного обведения себя кругом защиты от сглазов. Оставим это на заметку и полетим дальше!"

Мне надоело болтаться по дому и бессовестно подглядывать за людьми. Хотя, с другой стороны, какие социологические исследования можно было бы проводить! Я вылетел из дома и завис на высоте второго этажа. Передо мной простиралась вечерняя улица. Под деревьями уже собирались сумерки, скрадывая мелкие детали. Зажглись первые фонари, пока еще плохо соперничающие с огромным кругом уходящего солнца, уже наполовину скрывшимся за горизонтом и раскрасившим, на прощание, темные слои городского смога в кровавые тона. У меня захватило дух от возможности взлететь и любоваться прекрасным зрелищем заходящего солнца с высоты птичьего полета, что я, недолго думая, и проделал. Это было что-то! Я все выше воспарял к фиолетово-темным небесам, любуясь бардовой кромкой умирающего гиганта. Огромный, кровоточащий диск был изрезан снизу черными зубами бетонных городских коробок, и призрачно мерцал в теплых струях синеватого марева.

Я очнулся от наблюдения волшебной картины заката, когда последние капли огня исчезли среди дальних городских высоток. И вдруг с ужасом обнаружил себя на высоте нескольких сотен метров, без парашюта или каких либо других средств спасения. С застывшим на губах криком и свистом ветра в ушах я понесся вниз в свободном падении. "Нет только не это!" — все кричало внутри. Но земля неумолимо приближалась со все нарастающей быстротой, и я врезался в нее как куль, переломав все кости и испытывая страшную боль во всем теле.

"…что же со мной случилось? Я же не умер! Я лежу, распластавшись по асфальту, и упиваюсь своей болью. Но никто не обращает на меня внимания… Вон, пенсионер выгуливает собачку… Хорошая собачка… А что это она делает? Подбежала… Видит, что ли меня? А вот этого не надо!" — не вынеся зрелища льющейся на меня и через меня собачкиной мочи, я вскакиваю на ноги. При этом натыкаюсь на собачку ногой и, слегка увязнув в ней, чувствую, что не могу сдвинуть ее с места. Зато ко мне возвращаются все звуки вечерней улицы: шум машины, голоса людей, шуршание листвы. Дворняга, тем временем, как будто почуяв мою ногу, застрявшую в ее боку, закончила справлять нужду и припустила по своим собачьим делам. Я же, хромая и чувствуя себя мешком с дроблеными костями, повернулся к своему дому и попытался представить свое одинокое тело, лежащее сейчас на диване в моей комнате. Это великолепно сработало — я понесся туда по прямой, пронзая столбы, стенки, деревья и все прочее. Но вот, стена моего дома. Я нырнул прямо в комнату и с разгона влетел в свое тело, не успев даже посмотреть, что делают Слава с Ташей. Темнота… Я открываю глаза: "Господи, как я перепугался с этим падением!"

— Привет! Что это ты раньше времени вернулся?! — приветствовала меня Таша, заметившая мою возню на диване.

— Ой, мамочки! Как же все кости болят!

— С чего это они болят?

— Так я с такой высотищи грохнулся — все тело ноет, как один большой синяк! — продолжал хныкать я.

— Хватит придуриваться, рассказывай, что там у тебя произошло?!

— А вы меня чайком напоите! А лучше, чем-нибудь покрепче! — и я начал рассказ длиною больше, чем само путешествие.

Ребята просто молодцами выслушали все, не перебивая и, можно сказать, затаив дыхание. Таша даже взяла листок бумаги и стала делать пометки по ходу моего отчета.

— А не врешь? — Слава задал единственный вопрос, только после окончания моего повествования.

— А с чего мне вам врать-то?

— Хватит дурака валять! Сейчас винца по бокалу за это дело примем и, не спеша, во всем разберемся! — сказала Таша, вставая. — А ты, сиди, где лежал, боец невидимого фронта! Действительно, видок у тебя — как из мясорубки. Даже в переломы поверить можно!

Достав бутылку вина и фужеры из серванта, она доверила Славе роль виночерпия, а сама, уткнувшись в свои заметки, начала разбор полетов. В результате мы обсудили все мои «подвиги» и Таша подвела итог:

— Кажется, мы немного определились с основными опасностями подпространства.

Если бы она знала, сколько еще этих опасностей будет там нас поджидать.

— Ребята, нам нужно как-то подстраховывать друг друга! — простонал я, все еще переживая свой полет.

— Точно, завтра мы со Славой пойдем вместе. Заодно отработаем все полученные данные на себе и на тебе, — Таша хитро прищурилась.

— Это, как это, на мне? — с тревогой я заподозрил какой-то подвох.

— А будем тебя смущать оттуда! Посмотрим, поставишь ты защиту или нет?!



ekologicheskie-prestupleniya-ih-ponyatie-i-harakteristika.html
ekologicheskie-problemi-geologicheskoj-sredi-kuzbassa-i-razvitie-opasnih-tehnogennih-processov.html
ekologicheskie-problemi-prepyatstviya-i-bareri-kotorie-sushestvuyut-v-strane-v-svyazi-s-degradaciej-zemel-i-opustinivaniem.html
ekologicheskie-problemi-sovremennosti-5.html
ekologicheskie-problemi-uzbekistana.html
ekologicheskie-programmi-i-ih-realizaciya-gosudarstvennoe-uchrezhdenie-kulturi.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-10-opisanie-osnovnih-efirnih-masel-dlya-aromaterapii-dmitrievskaya-liliya-obmanivaya-vozrast-praktika-omolozheniya.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rosijskoj-federacii-ob-ohrane-okruzhayushej-prirodnoj-sredi.html
  • essay.bystrickaya.ru/distancionnaya-regionalnaya-olimpiada-po-specialnosti-080110-ekonomika-i-buhgalterskij-uchyot-po-otraslyam-ogau-spo-irkutskij-tehnologicheskij-kolledzh.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/vneklassnaya-rabota-i-stepen-ee-vliyaniya-na-razvitie-socialnih-kachestv-lichnosti-chast-2.html
  • learn.bystrickaya.ru/g-mahachkala-tel-63-81-65-faks-88722-63-81-65-e-mail.html
  • college.bystrickaya.ru/25-raspredeleniya-neprerivnih-sluchajnih-velichin-konspekt-lekcij-dlya-specialnostej-ua-fk-1995-g-i-kornilov.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-venchurnie-proekti-i-pryamie-investicii-dlya-napravleniya-080500-68-menedzhment-podgotovki-magistrov-avtor-k-t-n-doc-dagaev-a-a.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-na-temu-u-rokovoj-cherti.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-direktora-mbou-licej-internat-79.html
  • knigi.bystrickaya.ru/referat-teoriya-i-praktika-sohraneniya-i-priumnozheniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vojna-s-poslednim-soyuznikom-novosti-predlozheniya-po-sovershenstvovaniyu-nacionalnoj-politiki-v-sfere-zaboti-o-seme-i-detstve.html
  • testyi.bystrickaya.ru/41-tajnaya-vecherya-leonardo-da-vinchi-zhizn-velikogo-geniya.html
  • grade.bystrickaya.ru/nemnogo-o-dengah-rak-ili-eshe-odna-istoriya-nerazdelennoj-lyubvi.html
  • write.bystrickaya.ru/forma-kontrolya-pokaz-uprazhnenij-na-prakticheskom-zanyatii-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-dpp-f-16-bazovie.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/propaganda-fizicheskoj-kulturi-i-sporta-i-realizaciya-federalnoj-celevoj-programmi-razvitie-fizicheskoj-kulturi-i-sporta-v-rossijskoj-federacii.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kafedra-menedzhmenta-avtomatizaciya-tehnologicheskih-processov-i-proizvodstv-v-mashinostroenii.html
  • control.bystrickaya.ru/chastyu-i-vdrug-popal-v-neschaste-bil-neschasten-i-vdrug-stal-eta-kniga-dlya-cheloveka-kotorij-hochet-napisat-scenarij.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bileti-i-otveti-po-turizmu-i-ekskursiyam-chast-63.html
  • literature.bystrickaya.ru/elena-mazur-koncepciya-nezavershennih-dejstvij-v-geshtaltterapii-28-nifont-dolgopolov.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchrezhdenie-obrazovaniya-gomelskij-gosudarstvennij-universitet-imeni-fskorini.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/schaste-v-predstavleniyah-muzhchin-i-zhenshin.html
  • spur.bystrickaya.ru/liderstvo-v-socialnih-gruppah.html
  • desk.bystrickaya.ru/oo-tlkbas-audani-trar-atindai-zhom-yangibaeva-iriskl-hasanizi.html
  • textbook.bystrickaya.ru/instrukciya-po-topograficheskoj-semke-v-masshtabah-1-5000-1-2000-1-1000-i-1-500-stranica-6.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/almazopodobnie-poluprovodniki.html
  • predmet.bystrickaya.ru/reglament-ispolzovaniya-sistemi-antiplagiat-dlya-sbora-i-proverki-pismennih-uchebnih-rabot-v-gosudarstvennom-universitete-visshej-shkole-ekonomiki.html
  • composition.bystrickaya.ru/osobennosti-izgotovleniya-trikotazhnih-izdelij.html
  • report.bystrickaya.ru/instruktivnaya-kartochka-1.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-streleckoj-komandi-molcha-kivnul-i-prisel-na-kraeshek-skami-kak-mozhno-dalshe-ot-nashej-ekspert-kriminalistki-no-vsem-vidom-virazhaya-gotovnost-k-sotrudnichestvu.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-raboti-biblioteki-ukrainskoj-literaturi-na-mart-2007-g-1-marta-chetverg-15-00.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-16-buhgalterskaya-otchetnost-predpriyatij-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-buhgalterskij-uchet-i.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-cikla-opd-f-11-dlya-studentov-ochnoj-i-zaochnoj-formi-obucheniya-stranica-8.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-kursa-inostrannogo-yazika-dlya-doshkolnikov-anglijskij.html
  • school.bystrickaya.ru/gostinica-na-zhd-vokzale.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/desyat-prioritetov-sohraneniya-bioraznoobraziya-stepej-rossii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.